Анализ судебной практики Арбитражного суда Волгоградской области по делам о несостоятельности (банкротстве) граждан за 2018-2019 годы

В октябре 2015 года вступила в силу глава Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), посвященная регулированию банкротства граждан. Впоследствии было принято Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13 октября 2015 года N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан" (далее - Постановление N 45), в котором давались необходимые предварительные разъяснения в целях единообразного применения положений указанного Закона. В силу положений пункта 1 статьи 213.1 Закона о банкротстве отношения, связанные с банкротством граждан и не урегулированные главой X, регулируются главами I - III.1, VII, VIII, параграфом 7 главы IX и параграфом 2 главы XI названного Закона.

Темпы обращений физических лиц к институту банкротства нарастают с каждым годом.

Так, за период 2018 года в суд поступило 1520 заявлений о несостоятельности (банкротстве) физических лиц, из которых 58 заявлений в отношении индивидуальных предпринимателей.

В течение 2019 года с заявлениями о банкротстве в суд обратились уже 2507 граждан (физических лиц) и 86 индивидуальных предпринимателей, что на 71 % превысило аналогичный показатель 2018 года.

Согласно статистическим данным по 2018 году, по заявлению должников возбуждено  89 % дел о несостоятельности (банкротстве) граждан и индивидуальных предпринимателей, по заявлению кредиторов - 9,7 %, по заявлению уполномоченного органа -1,3 % дел.

Аналогичный показатель дел, возбужденных по заявлению должника, образовался в 2019 году (89%), тогда как количество дел, возбужденных по заявлению кредитора, уменьшилось и составило 7,3 %, заявителем по делу о несостоятельности (банкротстве) граждан и индивидуальных предпринимателей выступил уполномоченный орган в  3,6 % случаев.

За указанный период 2018-2019 г.г. возвращено 257 заявлений о несостоятельности (банкротстве) граждан и индивидуальных предпринимателей, что составляет 6,2 % от общего количества поступивших заявлений данной категории споров и 6,9 % от количества заявлений, принятых судом к производству. Судом отказано в принятии заявлений в 5 случаях.

По результатам рассмотрения обоснованности заявления о несостоятельности (банкротстве) граждан и индивидуальных предпринимателей, процедура реструктуризации долгов гражданина введена за период 2018 года в отношении должников по 76 делам о несостоятельности (банкротстве), процедура реализации имущества - по 1262 делам.

В течение 2019 года признаны банкротом с введением процедуры реализации имущества гражданина 1960 граждан и индивидуальных предпринимателей, в 121 случае введена процедура реструктуризации долгов гражданина.

В 2018 году завершено производством 957 дел о несостоятельности (банкротстве), в том числе 40 дел в отношении индивидуальных предпринимателей, в 2019 году завершено 1550 дел в отношении граждан (физических лиц) и 32 дела о банкротстве   индивидуальных предпринимателей.

За период 2018 года завершена процедура реализации имущества в отношении 862 должников – физических лиц (842 дела о несостоятельности (банкротстве) граждан и 20 дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей)

В связи с завершением процедуры реализации имущества в 2019 году завершено 1451 дел данной категории (1433 и 18 дел – соответственно).

По результатам рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) граждан и индивидуальных предпринимателей в 2018 году, судом не применены правила об освобождении гражданина от исполнения обязательств по 16 делам, в 2019 году - по 20 делам, по следующим основаниям:
- гражданин привлечен к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное или фиктивное банкротство (абз. 2 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве): по 3-м делам в 2018 году, по 4 делам в 2019 году;
- гражданин не предоставил необходимые сведения или предоставил заведомо недостоверные сведения финансовому управляющему или арбитражному суду (абз. 3 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве): в 2018 году -по 1 делу, в 2019-по 8 делам;
- гражданин действовал незаконно при возникновении или исполнении обязательства, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество (абз. 4 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве): по 12 делам за период 2018 года, по 8 делам в 2019 году.

В отчетном периоде 2018-2019 г.г. прекращено производство по 192 делам о несостоятельности (банкротстве) граждан и индивидуальных предпринимателей, оставлены без рассмотрения 17 заявлений о банкротстве.

За анализируемый период в связи с утверждением мирового соглашения прекращено производство по 12 делам о несостоятельности (банкротстве) граждан и индивидуальных предпринимателей

С применением правил подсудности, в порядке п. 1 ст. 33 Закона о банкротстве, передано на рассмотрение других судов 3 дела о несостоятельности (банкротстве) граждан и индивидуальных предпринимателей в 2018 году и 9 дел в 2019 году.

За период 2018 года судом рассмотрено 5 754 обособленных споров по делам о несостоятельности (банкротстве) граждан и индивидуальных предпринимателей, в 2019 году - 9 428 заявлений, жалоб, ходатайств по делам данной  категории споров.

За анализируемый период 2018-2019 г.г. статистические данные об обжаловании судебных актов, вынесенных в рамках рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) граждан и индивидуальных предпринимателей, выглядят следующим образом:

Отчетный период

Обжаловано судебных актов в апелляционном порядке

Из них:
по делам о  банкротстве физических лиц

Отменено судебных актов

Из них:
по делам о  банкротстве физических лиц

Обжаловано судебных актов в кассационном порядке

Из них:
по делам о  банкротстве физических лиц

Отменено судебных актов

Из них:
по делам о  банкротстве физических лиц

2018 год

1016

212

163

31

434

59

39

5

2019 год

954

261

162

47

287

65

25

3

Количество обжалованных судебных актов в 2018 году по делам о банкротстве граждан составляет порядка 20 % от общего числа оспоренных судебных актов, принятых в рамках дел о несостоятельности (банкротстве) в апелляционном порядке, и 14 % в кассационном порядке.

В 2019 году показатель обжалованных судебных актов по делам о несостоятельности (банкротстве) граждан и индивидуальных предпринимателей составил 27 % от общего числа в апелляционной  инстанции, 23 % в суде кассационной  инстанции.

Определением Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 25.07.2019 решение Арбитражного суда Волгоградской области от 15.01.2018, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2018 и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 20.12.2018 по  делу № А12-34933/2017 отменены, дело передано по подсудности на рассмотрение Арбитражного суда города Москвы.

При рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) граждан суд руководствуется Конституцией Российской Федерации, Гражданским кодексом Российской Федерации, Семейным кодексом Российской Федерации, Федеральным законом №127-ФЗ от 26.10.2002 «О несостоятельности (банкротстве)», иными федеральными законами, когда их применение предусмотрено законодательством о банкротстве, Постановлениями Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Постановлениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, обзорами Президиума Верховного Суда Российской Федерации и определениями Верховного Суда Российской Федерации, принятыми в порядке «второй» кассации.

В результате анализа судебных актов, обжалованных в вышестоящие судебные инстанции, сформированы следующие правовые позиции по вопросам, возникающим при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) граждан и индивидуальных предпринимателей. 

1. Среди вопросов правового регулирования несостоятельности (банкротства) граждан важным является вопрос о том, какому арбитражному суду подсудны дела о несостоятельности (банкротстве) граждан.

В силу пункта 1 статьи 33 Закона о банкротстве, пункта 1 статьи 20 ГК РФ, части 4 статьи 38, части 1 статьи 224 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) дела о банкротстве гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, рассматриваются арбитражным судом по месту его жительства, которым признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

1.1. Презумпция проживания по месту регистрации может быть опровергнута, если заинтересованное лицо (например, кредитор) докажет, что содержащаяся в документах регистрационного учета информация не отражает сведения о действительном месте жительства должника.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 15.01.2018 по делу № А12- А12-34933/2017, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2018 и постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 20.12.2018, должник признан банкротом, в отношении имущества должника введена процедура реализации.

Суды указали, что правила подсудности соблюдены, так как в силу п.1 ст. 33, п. 5 ст. 213.7 Закон о банкротстве дела о банкротстве граждан рассматривает арбитражный суд по месту жительства гражданина-должника, а последним таким местом в силу с. 20 ГК РФ, ст. 2, 3 ФЗ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства в пределах РФ», статей 5, 6 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» является г. Михайловка Волгоградской области, также в  основу выводов о его проживании в Волгоградской области были положены пояснения финансового управляющего об общении с представителем должника по месту регистрации Шамира Р.И. и сведения об аренде земельного участка в этом регионе с целью ведения бизнеса.

Определением  Верховного Суда РФ от 25.07.2019 по делу № А12-34933/2017 решение Арбитражного суда Волгоградской области от 15.01.2018, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2018 и постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 20.12.2018 отменены, дело передано по подсудности на рассмотрение Арбитражного суда города Москвы.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации разъяснила, что если действительное место жительства должника не соответствует данным регистрационного учета и имеются основания полагать о манипулировании подсудностью, то в силу п. 4 ст. 1, п. 2 ст. 10 ГК РФ арбитражный суд должен отказать в защите права на рассмотрение дела о банкротстве по месту регистрации должника и применить к недобросовестной стороне нормы, которая она пыталась обойти (по правилам п. 8 постановления Пленума ВАС РФ от 5 23.06.2015 № 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ"). Дело о банкротстве такого должника подлежит рассмотрению арбитражным судом по действительному месту жительства гражданина в Российской Федерации.

Согласованные действия должника с компаньонами при схожих экономических обстоятельствах, сокрытие сведений о смене места жительства перед кредиторами (по крайней мере, не уведомление последних), наличие экономических интересов у должника в г. Москве и многолетнее проживание в этом городе, отсутствие достоверных данных о его фактическом проживании в Волгоградской области и противоречивые объяснения о намерении вести бизнес в этом регионе в совокупности свидетельствуют  о фиктивном характере переезда Шамира Р.И. в Волгоградскую область. В данном деле Верховный суд признал действия должника по переезду в другой регион накануне банкротства недобросовестными. Во внимание были приняты следующие обстоятельства:
- Москва - место многолетней регистрации и проживания должника;
- должник - бенефициар группы компаний, центр экономических интересов которых сосредоточен в Москве;
- должник и его компаньоны после вступления в силу судебного решения о взыскании с них задолженности синхронно изменили место регистрации, не уведомив об этом большинство кредиторов;
- единственный уведомленный кредитор сразу после смены должниками прописки подал в новом регионе заявление о признании их банкротами.

Верховный суд критически отнесся к обстоятельствам, которые суды посчитали достаточными для подтверждения реальной смены места жительства:
- встреча финансового управляющего в месте регистрации должника с его представителем не означает, что должник действительно проживает в этом месте;
- регистрировать бизнес в новом регионе должник начал только после того, как кредитор впервые озвучил свою позицию о фиктивности смены места жительства;
- факт начала ведения бизнеса, требующего вложений, в условиях банкротства парадоксален;
- должник не пояснил разумность своих намерений начать бизнес, связанный с растениеводством, в ноябре.

Реальная цель должника - изменить подсудность дела о его банкротстве и препятствовать активной деятельности кредиторов. Данная цель противоправна, нарушает интересы кредиторов и в силу статьи 10 ГК РФ не подлежит судебной защите.

Аналогичная правовая позиция изложена в Определении Верховного суда Российской Федерации № 306-ЭС18-25689 от 30.05.2019.

1.2. Если на момент обращения кредитора с заявлением о признании должника банкротом у последнего отсутствует регистрация по месту жительства, то при решении вопроса о подсудности учитываются добросовестность должника, интересы  кредиторов, а также место нахождения принадлежащего должнику имущества в целях его реализации.

Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 14.11.2019 дело №А12-25505/19 по заявлению Соснова А.В. (кредитор) о признании Петрушина А.В. несостоятельным (банкротом) передано по подсудности в Арбитражный суд города Москвы.

На дату подачи кредитором заявления о признании гражданина Петрушина А.В. несостоятельным (банкротом) (19.07.2019) последний, согласно представленной копии паспорта РФ регистрации по месту жительства не имел.

В процессе рассмотрения вопроса обоснованности заявления,  по запросу суда ГУ МВД России по Волгоградской области представлены сведения о месте жительства (регистрации) Петрушина А.В. по адресу: г. Волгоград в период с 05.07.2013 по 12.10.2018. Должником в материалы дела была представлена копия свидетельства о регистрации с 29.05.2019 по 28.11.2019 по адресу: г. Москва, ул.Владимирская 3-я, д.26, к.1, кв.14.

С учетом представленных документов представителем должника относительно регистрации, ходатайства о передаче дела по подсудности в Арбитражный суд города Москвы, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для рассмотрения дела в Арбитражном суде Волгоградской области и наличии оснований для передачи дела в порядке части 3 статьи 39 АПК РФ на рассмотрение по подсудности в Арбитражный суд города Москвы.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда  от 10.12.2019 года определение Арбитражного суда Волгоградской области от 14.11.2019 отменено, в удовлетворении ходатайства Петрушина А.В. о направлении заявления Соснова А.В. по подсудности отказано.

Судебной  коллегией указано, что в материалах дела имеется свидетельство от 29.05.2019 о временной регистрации должника по месту пребывания по адресу: г. Москва, на срок с 29.05.2019 по 28.11.2019. Однако, должник не представил доказательства своего переезда и фактического проживания в г.Москве, не привел доводов о том, что смена регистрации вызвана какими-либо объективными причинами (семейные обстоятельства, ведение предпринимательской деятельности и т.п.).

В ситуации, когда смена регистрации произведена незадолго до или после подачи заявления о признании гражданина банкротом, последний должен обосновать, что изменение учетных данных обусловлено объективными причинами и связано с переездом на жительство в другой регион.

Апелляционный суд пришел к выводу о недобросовестности должника, направленной на искусственное изменение территориальной подсудности дела и указал, что регистрация по месту пребывания не имеет правового значения для целей определения места жительства и подсудности настоящего спора, поскольку не содержит информации об изменении заявителем адреса регистрации по месту жительства, а лишь фиксирует сведения о месте, где заявитель временно пребывает.

При решении вопроса о подсудности суд учитывает не только интересы должника и его возможность участия в судебных заседаниях, но и интересы кредиторов, а также место нахождения принадлежащего должнику имущества в целях его реализации (имущество должника – земельный участок для ведения личного подсобного хозяйства и жилой дом расположены в Волгоградской области, р-н Алексеевский). При таких обстоятельствах заявление Соснова А.В. о признании гражданина Петрушина А.М. банкротом было подано с соблюдением правил о подсудности и подлежало рассмотрению в Арбитражном суде Волгоградской области.

Аналогичная правовая позиция изложена в определениях Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 25.02.2019 N 305-ЭС18-16327, от 21.03.2019 N 308-ЭС18-25635.

2. Согласно ст. 213.3 Закона о банкротстве правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании гражданина банкротом обладают гражданин; конкурсный кредитор, т.е. кредитор должника; уполномоченный орган, т.е. органы государственной власти или органы местного самоуправления, уполномоченные на представление в деле о банкротстве требований об уплате обязательных платежей и требований Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований по денежным обязательствам.

При проверке обоснованности заявления гражданина о признании его банкротом необходимо различать основания обращения гражданина с таким заявлением: пунктом 1 статьи 213.4 Закона о банкротстве установлена обязанность обратиться в суд, а пунктом 2 статьи 213.4 Закона о банкротстве - право обратиться в суд.

Обращаясь в суд с заявлением в порядке пункта 1 статьи 213.4 Закона о банкротстве, гражданин должен доказать совокупность одновременно двух условий:
- размер не исполненных должником денежных обязательств и (или) обязанности по уплате обязательных платежей (как с наступившим сроком исполнения, так и с ненаступившим) в совокупности составляет не менее чем пятьсот тысяч рублей независимо от того, связаны они с осуществлением предпринимательской деятельности или нет;
- удовлетворение требования одного или нескольких кредиторов приведет к невозможности исполнения обязательств и (или) обязанности по уплате обязательных платежей перед другими кредиторами.

В силу пункта 2 статьи 213.4 Закона о банкротстве гражданин вправе подать в арбитражный суд заявление о признании его банкротом в случае предвидения банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок, при этом гражданин отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества.

Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан" (далее - Постановление N 45), размер неисполненных обязательств в этом случае значения не имеет.

2.1. Отсутствие в материалах дела доказательств соответствия должника требованиям для утверждения плана реструктуризации долгов, установленным пунктом 1 статьи 213.13 Закона о банкротстве, а также отсутствие достаточного источника доходов и имущества, за счет которых могут быть полностью погашены требования кредиторов, при наличии ходатайства должника о введении в отношении него процедуры реализации имущества, является основанием для признания должника банкротом и введения в отношении него процедуры реализации имущества.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 11.07.2018 по делу №А12-49036/2017 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 06.02.2018 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2018 о признании гражданки Матвиенко Т.П. несостоятельной (банкротом).

Так, Матвиенко Т.П., ссылаясь на то, что ее финансовое положение не позволяет погасить существующую задолженность (общая сумма задолженности составляла 521 497 руб. 98 коп.), обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании ее несостоятельной (банкротом) и о введении процедуры реализации имущества гражданина.

Решением суда от 06.02.2018 заявление Матвиенко Т.П. удовлетворено и она признана несостоятельным (банкротом). Введена в отношении имущества должника процедура реализации имущества.

Не согласившись с указанным решением суда, ООО «Интер-Прайм» (кредитор) обжаловало судебный акт в вышестоящие инстанции, мотивировав тем, что Закон о банкротстве устанавливает презумпцию первоначального введения процедуры реструктуризации долгов, а также тем, что на момент вынесения судебного акта остаток задолженности Матвиенко Т.М. составил 487 189,03 руб., то есть менее положенных 500 000руб.

Между тем, судами установлено наличие у Матвиенко Т.П. признаков банкротства (размер денежных обязательств Матвиенко Т.П. перед кредиторами составляет более пятисот тысяч рублей (задолженность по исполнительному листу в размере 487 189,95 руб. и задолженность по исполнительному сбору в размере 57 339 руб.), просрочка в исполнении обязательств превышает три месяца, у должника имеются признаки неплатежеспособности, отсутствуют в материалах дела доказательства соответствия должника требованиям для утверждения плана реструктуризации долгов, установленные пунктом 1 статьи 213.13 Закона о банкротстве, а также отсутствует достаточный источник доходов и имущества, за счет которых могут быть полностью погашены требования кредиторов, имеются обстоятельства, очевидно свидетельствующие о том, что должник не в состоянии исполнить денежные обязательства в установленный срок, а также признаки недостаточности имущества у должника.

Довод заявителя жалобы о недостаточности суммы долга для введения процедуры реализации имущества гражданина, со ссылкой на то, что на момент вынесения решения суда сумма задолженности составляла 487 189,95 руб., судом отклонен. Совокупный размер задолженности перед ООО Интер-Прайм" превышает 500 000 руб. Кроме того, в данном случае в силу разъяснений пункта 11 постановления Пленума N 45 не имеет значение размер неисполненных должником обязательств.

Аналогично, постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 29.05.2018 по делу №А12-28933/2017 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 12.09.2017 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2018 о признании гражданки Цыганковой Л.Ю. о признании ее несостоятельной (банкротом), введении в отношении нее процедуры реализации имущества.

Цыганкова Л.Ю., ссылаясь на то, что ее финансовое положение не позволяет погасить существующую задолженность (общая сумма задолженности составляла 749 022,36 руб.), обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании ее несостоятельной (банкротом) и о введении процедуры реализации имущества гражданина.

Не согласившись с указанным решением суда, ООО «Лидер» (кредитор) обжаловало судебный акт в вышестоящие инстанции, мотивировав тем, что Цыганкова Л.Ю. не отвечает признакам неплатежеспособности; судами преждевременно Цыганкова Л.Ю. признана банкротом, заявление Цыганковой Л.Ю. связано не с отсутствием возможности исполнения обязательств по кредитному договору, а с нежеланием возвращать кредитору денежные средства.

Вместе с тем, судами установлено, что на момент обращения Цыганковой Л.Ю. в арбитражный суд с заявлением о признании ее банкротом, признаваемый ею размер просроченной свыше трех месяцев задолженности перед кредиторами составляет более 500 000 руб., финансовое положение Цыганковой Л.Ю. не соответствует требованиям для утверждения плана реструктуризации долгов, установленных пунктом 1 статьи 213.13 Закона о банкротстве, имеется ходатайство должника о введении в отношении нее процедуры реализации имущества. Кроме того, обращение Цыганковой Л.Ю. с заявлением о признании ее банкротом само по себе не свидетельствует о злоупотреблении правом, а являлось ее обязанностью в силу п.1 ст.213.4 Закона о банкротстве.

2.2. Пункт 2 статьи 213.4 Закона о банкротстве позволяет гражданину подать в арбитражный суд заявление о признании его банкротом в случае предвидения банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок, при этом гражданин отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества. Размер неисполненных обязательств в этом случае значения не имеет.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.12.2018 по делу №А12-32230/2018 Определение Арбитражного суда Волгоградской области от 24.10.2018 отменено, вопрос направлен на новое рассмотрение в Арбитражный суд Волгоградской области.

Так, Смирнова О.А., обращаясь с заявлением о признании ее несостоятельным (банкротом), ссылалась на положения статьи 213.4 Закона о банкротстве и указывала на наличие у нее обязательств по состоянию на 13.09.2018 в общей сумме 1 102 893,81 руб.

На основании анализа представленных Смирновой О.А. документов, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии у нее на дату обращения в суд с заявлением о признании банкротом просроченной задолженности менее 500 000 руб. (69 248,77 руб.), а следовательно, отсутствие условия, предусмотренного п.2 ст. 33 Закона о банкротстве. Учитывая то, что должник не отвечает признакам банкротства, определением суда от 24.10.2018 заявление Смирновой О.А. о признании её несостоятельным (банкротом) признано необоснованным, производство по делу о банкротстве прекращено.

Отменяя судебный акт первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что прекращение исполнения должником денежных обязательств, срок исполнения которых наступил, в отсутствие доказательств наличия у должника возможности исполнить денежные обязательства, является достаточным основанием для введения в отношении должника процедуры банкротства.

Аналогичная позиция содержится в постановлении арбитражного суда кассационной инстанции Ф06-39343/2018 от 01.11.2018 по делу № А12-18461/2018.

Так, постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 01.11.2018 по делу №А12-18461/2018 определение Арбитражного суда Волгоградской области от 12.07.2018 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.08.2018 отменены, с направлением вопроса на новое рассмотрение.

Албаков Ю.М. 01.06.2018 обратился в Арбитражный суд Волгоградской области с заявлением о признании его несостоятельным (банкротом).

Обращаясь с заявлением о признании его несостоятельным (банкротом), Албаков Ю.М. ссылался на положения статьи 213.4 Закона о банкротстве и указывал на наличие у него обязательств перед ПАО «Сбербанк России» на общую сумму 1 501 301 руб. 10 коп. и на отсутствие возможности исполнения указанных обязательств в полном объеме по причине его неплатежеспособности.

На основании анализа представленного Албаковым Ю.М. требования-претензии ПАО «Сбербанк России» суд пришел к выводу о наличия у Албакова Ю.М. на дату обращения в суд с заявлением о признании его банкротом просроченной задолженности в суммарном размере 129 878 руб.; требования ПАО «Сбербанк России» о досрочном погашении по кредитным договорам по сроку 19.05.2018 в размере 1 501 300 руб., исходя из даты обращения Албакова Ю.М. в суд - 01.06.2018, суд счел непросроченными.

Кроме того, установив, что незадолго до обращения в суд с заявлением о признании его банкротом (в пределах трех месяцев) Албаков Ю.М. прекратил свою деятельность в качестве индивидуального предпринимателя, реализовал принадлежащие ему долю в уставном капитале ООО «Ремстройагро» и транспортное средство (2000 года выпуска), произвел снятие и утилизацию иных принадлежащих ему транспортных средств (1977, 1981 и 1990 годов выпуска), суд пришел к выводу о том, что указанные обстоятельства свидетельствуют не об отсутствии у должника возможности исполнить денежные обязательства, а об отсутствии намерения их исполнять, т.е. о наличии признаков злоупотребления правом.

Признавая необоснованным заявление Албакова Ю.М. о признании его несостоятельным (банкротом) и прекращая производство по делу, суд первой инстанции и согласившийся с его выводами апелляционный суд, руководствовались ст. ст. 6, 213.3, 213.4, 213.6 Закона о банкротстве, и пришли к выводу о недоказанности заявителем наличия условий, предусмотренных п. 1, 2 ст. 213.4 Закона о банкротстве, в связи с наличием в действиях должника по подаче заявления о признании его банкротом признаков злоупотребления правом.

Отменяя судебные акты первой и апелляционной инстанций, кассационная инстанция указала, что размер не исполненных должником денежных обязательств определяется исходя из совокупного размера обязательств, как с наступившим сроком исполнения, так и с ненаступившим. Если не доказано иного, гражданин предполагается неплатежеспособным при условии, в частности, если гражданин прекратил расчеты с кредиторами, то есть перестал исполнять денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей, срок исполнения которых наступил; размер задолженности гражданина превышает стоимость его имущества, в том числе права требования. Выводы судов о недобросовестном поведении должника носят предположительный характер, сделаны без учета влияния такого поведения должника на возможность удовлетворения требований его кредиторов. Кроме того, установление обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестном поведении должника, само по себе, не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявления должника о признании его банкротом.

При злоупотреблении должником своими правами и ином заведомо недобросовестном поведении в ущерб кредиторам, суд, руководствуясь статьей 10 ГК РФ, вправе в определении о завершении конкурсного производства указать на неприменение в отношении данного должника правила об освобождении от исполнения обязательств.

Данная правовая позиция сформулирована в определении Верховного Суда Российской Федерации от 23.01.2017 № 304-ЭС16-14541 по делу N А70-14095/2015.

2.3. Если на дату заседания арбитражного суда по проверке обоснованности заявления кредитора о признании гражданина несостоятельным (банкротом) задолженность составляет менее 500 000 рублей и нет заявлений иных кредиторов о признании должника банкротом, производство по делу о банкротстве подлежит прекращению.

2.3.1. При разрешении вопроса о наличии признаков банкротства по заявлению кредитора о признании гражданина банкротом учету подлежат денежные обязательства без учета процентов за пользование чужими денежными средствами.

Постановлением арбитражного суда Поволжского округа от 09.08.2018 по делу № А12-41294/2017 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 26.02.2018, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.04.2018 о признании необоснованным заявления ООО «Торгово-коммерческая фирма «АЛЬФА» о признании гражданина Тарасова С.А. несостоятельным (банкротом) и прекращении производства по делу о банкротстве. 

Так, 08.10.2017 в Арбитражный суд Волгоградской области поступило заявление ООО «Торгово-коммерческая фирма «АЛЬФА» (кредитор) о признании Тарасова С.А. (должник) несостоятельным (банкротом), которое принято к производству 16.11.2017.

Основанием для обращения кредитора с заявлением о признании должника банкротом явилось наличие непогашенной задолженности в размере 1 009 682 руб. 68 коп., из которой 393 685 руб. 28 коп. – сумма основного долга, 606 568 руб. 40 коп. – проценты за пользование чужими денежными средствами, 9 429 руб. – госпошлина, что было подтверждено решением суда и выданным исполнительным листом.

В пункте 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 06.12.2013 № 88 «О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве» разъяснено, что на требования об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК РФ) распространяются правила абзаца четвертого пункта 2 статьи 4, абзаца второго пункта 3 статьи 12 и пункта 3 статьи 137 Закона о банкротстве.

Поскольку проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 606 568 руб. 40 коп., подтвержденные вступившим в законную силу судебным актом, представляют собой меру ответственности за неисполнение договорных обязательств, и не учитываются при определении признаков несостоятельности, а размер денежных обязательств должника перед кредитором (основной долг и судебные расходы), учитываемых для определения наличия признаков банкротства, составляет менее 500 000 руб., суды правомерно отказали в признании должника несостоятельным (банкротом), прекратив производство по делу.

2.3.2. Не могут облагаться алиментами доходы, полученные  гражданином вне рамок осуществления им трудовой и экономической деятельности, в частности, при разовых сделках по продаже принадлежащего ему имущества.

В суд поступило заявление Третьяковой С.А. о признании индивидуального предпринимателя Акарашова С.И. несостоятельным (банкротом). Определением суда первой инстанции от 24.01.2019 указанное заявление принято к производству, возбуждено производство по делу № А12-46782/2018.

Определением суда от 30.04.2019 признано обоснованным заявление Третьяковой С.А. (кредитор) о признании индивидуального предпринимателя Акарашова С.И. (должник) несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура реструктуризации долгов гражданина, утвержден финансовый управляющий, требования кредитора включены в первую очередь реестра требований кредиторов должника в сумме 4 309 831,08 рублей задолженности по алиментным обязательствам; в третью очередь реестра требований кредиторов должника - в размере неустойки 5 029 575,73 рублей за несвоевременную уплату алиментов.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 27.08.2019 судебный акт отменен, в удовлетворении заявления отказано, производство по делу №А12-46782/2018 о несостоятельности (банкротстве) Акарашова С.И. прекращено.

Постановление арбитражного суда Поволжского округа от 03.12.2019 судебный акт апелляционной инстанции оставлен без изменения.

Апелляционная и кассационная инстанции исходили из следующего.

По договору № 1.2-48У/НС-35-3/240614-59 уступки права требования от 03.09.2014 Акарашов С.И. приобрел право требования однокомнатной квартиры, расположенной по адресу: город Сочи, улица Роз, дом 36, квартира 291 за 4 041 180 руб. В соответствии с договором № 1.2-48У/НС-35-3/240614-58 уступки права требования от 03.09.2014 Акарашов С.И. приобрел право требования однокомнатной квартиры, расположенной по адресу: город Сочи, улица Роз, дом 36, квартира 292 за 9 810 580 руб. В соответствии с квитанциями № 7 и № 8 к приходному кассовому ордеру Акарашов С.И. в счёт оплаты стоимости квартир, расположенных по адресу: город Сочи, улица Роз, дом 36, квартира 292 и квартира 291 внёс в кассу ООО «ГлавРусСтрой-Инвест» (Застройщик) денежные средства в размере 13 851 760 руб. Согласно пояснениям Акарашова С.И. основным инвестором при строительстве дома № 36 по улице Роз в городе Сочи Краснодарского края являлось ООО «Коммерческий банк «Транснациональный Банк», у которого 13.04.2015 Центральным Банком Российской Федерации была отозвана лицензия. Деятельность банка и финансирование строительства дома № 36 по улице Роз прекратились. После указанного обстоятельства сроки строительства стали нарушаться. В связи с чем, квартиры в феврале и июне 2017 года были должником проданы.

Продавая собственное имущество, гражданин дохода (в смысле увеличения размера своих активов) не получает, преобразуется лишь форма активов его имущества из натуральной в универсальную денежную. Следовательно, получение этого вида дохода не влечет обязанности уплатить с него алименты, поскольку нет приращения имущества.

Правительство Российской Федерации постановлением от 18.07.1996 № 841 утвердило перечень видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, согласно которому удержание алиментов производится, в том числе из доходов, полученных по договорам, заключенным в соответствии с гражданским законодательством.

Согласно определению Конституционного Суда Российской Федерации от 17.01.2012 № 122-О-О с учетом необходимости обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных отношений алименты подлежат удержанию из доходов, полученных их плательщиком только по тем заключенным в соответствии с гражданским законодательством договорам, заключая которые лицо реализует принадлежащее каждому право на свободное использование своих способностей и имущества для не запрещенной законом экономической деятельности, а также право на труд (статья 34 (часть 1) и статья 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации).

Таким образом, из приведенной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации следует, что не могут облагаться алиментами доходы, полученные гражданином вне рамок осуществления им трудовой и экономической деятельности, в частности, при разовых сделках по продаже принадлежащего ему имущества.

За вычетом этих сумму, кредитор не доказала, что на дату заседания арбитражного суда по проверке обоснованности ее заявления о признании гражданина несостоятельным (банкротом) задолженность последнего перед ней составляет более 500 000 рублей.

3. Процедуры банкротства гражданина.

3.1. Закон о банкротстве устанавливает презумпцию первоначального введения процедуры реструктуризации долгов. Пункт 8 статьи 213.6 Закона о банкротстве позволяет ввести процедуру реализации имущества, минуя процедуру реструктуризации долгов, лишь в случае, если гражданин не имеет источников дохода, и только с его согласия (кредиторам и уполномоченному органу такое право Законом о банкротстве не предоставлено), либо при отсутствии ходатайства, но только в исключительных случаях.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 06.12.2019 по делу №А12-45609/2018 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 14.06.2019 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.08.2019 по заявлению ООО «Адвант Плюс» о признании несостоятельным (банкротом) Су И.З.

Судами установлено, что заявление ООО "Адвант Плюс" основано на вступившем в законную силу определении Арбитражного суда Волгоградской области от 12.12.2018 по делу N А12-4860/2017, которым с Су И.З. и Козоданова К.С. солидарно взысканы убытки в размере 641 301,57 руб. Отсутствие доказательства погашения задолженности, а также превышения пороговых значений срока неисполнения обязательств и размера задолженности, позволили судам придти к выводу о достаточности оснований для признания заявления ООО "Адвант Плюс" о признании Су И.З. несостоятельным (банкротом) обоснованным.

В суд первой инстанции ходатайство должника о введении процедуры реализации имущества не поступало.

Принимая во внимание положения пункта 1 и 8 статьи 213.6 Закона о банкротстве, в отсутствие согласия должника на введение процедуры реализация имущества суды ввели процедуру реструктуризация долгов гражданина.

Также, постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 09.11.2018 по делу №А12-28253/2016 оставлено без изменения постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.07.2018 по заявлению публичного акционерного общества "Сбербанк России" в лице Волгоградского отделения N 8621 о признании несостоятельным (банкротом) гражданина Мезенова И.О., которым отменен судебный акт Арбитражного суда Волгоградской области от 05.08.2016, заявление Банка о признании Мезенова И.О. несостоятельным (банкротом) признано обоснованным, введена в отношении должника процедура реструктуризации долгов.

Удовлетворяя заявление Банка, суд первой инстанции исходил из положений статьи 213.13 Закона о банкротстве, полагая, что Мезенов И.О. не имеет источника дохода, позволяющего в срок, установленный Законом о банкротстве для проведения процедуры реструктуризации долгов, произвести исполнение всех своих кредиторских обязательств, в связи с чем, ввел процедуру реализации имущества.

Отменяя решение суда первой инстанции, апелляционный суд, исходил из положений пункта 8 статьи 213.6 Закона о банкротстве и установил наличие постоянного источника дохода, отсутствие согласия должника на введение процедуры реализации имущества и отсутствие исключительных случаев, о которых идет речь в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 N 45, позволяющих применить в отношении должника процедуру реализации имущества, минуя процедуру реструктуризации долгов, в связи с чем, рассмотрев заявление Банка, признал обоснованным заявление кредитора и ввел в отношении должника процедуру реструктуризации долгов.

Аналогичный правовой подход изложен в определении Верховного Суда Российской Федерации от 22.02.2017 N 310-ЭС16-20850 (по делу N А08-9325/2015), постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 25.05.2017 по делу N А68-3364/2016.

3.2. Представляемый на утверждение план реструктуризации долгов должника-гражданина должен быть экономически исполнимым, а содержащиеся в нем условия обеспечивать соблюдение баланса интересов должника и его кредиторов.

Согласно абзацу 17 статьи 2 Закона о банкротстве процедура реструктуризации долгов гражданина - это реабилитационная процедура, применяемая в деле о банкротстве к гражданину в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности перед кредиторами в соответствии с планом реструктуризации долгов.

Принятие решения об утверждении или об отказе в утверждении плана реструктуризации долгов гражданина в соответствии с пунктом 12 статьи 213.8 Закона о банкротстве отнесено к исключительной компетенции собрания кредиторов.

В соответствии статьи 213.17 Закона о банкротстве  план реструктуризации долгов гражданина подлежит утверждению арбитражным судом.

Так, постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 18.12.2019 по делу №А12-41078/2018 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 09.07.2019 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.09.2019 об утверждении плана реструктуризации долгов, в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) индивидуального предпринимателя Березуцкой О.В.

Судом установлено, что представленный ИП Березуцкой О.В. на утверждение план реструктуризации задолженности соответствует требованиям статей 213.13 и 213.14 Закона о банкротстве, так как условия плана предусматривают полное удовлетворение требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника, в течение двух лет (начиная с 30.07.2019), что согласуется с суммой доходов должника и в этой связи является экономически исполнимым. Введение же процедуры реализации имущества гражданина на данном этапе будет преждевременным и не отвечающим принципам соблюдения баланса интересов должника и его кредиторов, имеющих возможность получения полного удовлетворение своих требований в ходе реализации плана реструктуризации долгов.

Аналогичный правовой подход изложен в постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 05.12.2019 по делу N А49-12591/2018, постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 21.01.2020 N Ф09-9073/18 по делу N А76-27272/2017.

В тоже время, постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 16.09.2019 по делу №А12-11948/2017 оставлены без изменения решение Арбитражного суда Волгоградской области от 07.03.2019 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.05.2019 об отказе в утверждении плана реструктуризации долгов ИП Новикова В.Т., признании должника  несостоятельным (банкротом), введении в отношении него процедура реализации имущества сроком на шесть месяцев.

Ссылаясь на не утверждение собранием кредиторов плана реструктуризации долгов, заявив о готовности удовлетворить требования единственного залогового кредитора должника, включенного в реестр требований, должник представил на утверждение суда план реструктуризации долгов.

В удовлетворении этого требования было отказано, поскольку установлено, что представленный план реструктуризации не содержит условия, механизм и конкретные сроки проведения реализации имущества должника, что создает неопределенность в условиях о порядке его продажи, другими словами, в результате утверждения представленного плана реструктуризации не будет достигнута цель введения процедуры банкротства - погашение задолженности перед кредитором и восстановление платежеспособности должника.

Подобный подход согласуется с правовой позицией, изложенной в  определении Верховного Суда РФ от 17.02.2020 N 306-ЭС19-27550 по делу N А57-23801/2018,  постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27.03.2019 N Ф01-474/2019 по делу N А43-35519/2017.

4. Ограничение права на выезд из РФ как обеспечительная мера.

Для ограничения права гражданина Российской Федерации на выезд из страны необходимо установить, что исходя из обстоятельств дела о банкротстве такое ограничение будет содействовать достижению цели процедуры банкротства - удовлетворению требований кредиторов за счет имущества должника, и без такого ограничения достижение этих целей станет затруднительным или невозможным.

В соответствии с пунктом 3 статьи 213.24 Закона о банкротстве в случае признания гражданина банкротом арбитражный суд вправе вынести определение о временном ограничении права на выезд гражданина из Российской Федерации. Временное ограничение права на выезд из Российской Федерации действует до даты вынесения определения о завершении или прекращении производства по делу о банкротстве гражданина, в том числе в результате утверждения арбитражным судом мирового соглашения. Ограничение права любого гражданина на выезд из России ставится законодателем в зависимость не только от наличия формальных оснований, но и от связанных с ними конкретных фактических обстоятельств. Применение данного временного ограничения должно соответствовать закону, конкретной ситуации, учитывать положение сторон, обеспечивать баланс между интересами должника и кредиторов.

Так, постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 06.02.2018 по делу №А12-45752/2015 оставлено без изменения постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.10.2017 об удовлетворении заявления публичного акционерного общества «Промсвязьбанк» о временном ограничении права на выезд должника в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Михеева О.Л..

Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 04.08.2017 в удовлетворении заявления ПАО «Промсвязьбанк» о принятии обеспечительных мер в отношении гражданина Михеева О.Л. в виде установления временного ограничения права на выезд из Российской Федерации отказано.

Отменяя названный судебный акт, апелляционная инстанция установила, что в настоящее время в рамках дела о банкротстве к Михееву О.Л. предъявлены значительные по размеру требования (4 713 466 892,09 руб.), одним из кредиторов является ПАО "Промсвязьбанк"; выезд должника за пределы территории Российской Федерации сопряжен с необходимостью расходования значительных денежных средств из конкурсной массы, что не соответствует целям процедуры реализации имущества гражданина.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2019 по делу №А12-32594/2016 оставлено без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 17.07.201 об удовлетворении заявления АКБ «Инвестиционный Торговый Банк» о временном ограничении на выезд из Российской Федерации должнику Власову В.В.

Судами установлено, что Власовым В.В. в ходе процедуры банкротства были получены денежные средства от сдачи недвижимого имущества в аренду (субаренду). Данные поступления были скрыты Власовым В.В. от финансового управляющего и соответственно не были направлены на погашение текущей и реестровой задолженности.

Право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случае, если он уклоняется от исполнения обязательств, наложенных на него судом, - до исполнения своих долговых обязательств либо до достижения согласия сторонами.

Вышеуказанные обстоятельства указывают на доказанность фактов о нарушении Власовым В.В. положений текущего законодательства, в том числе положений Закона о банкротстве.  Данные нарушения привели к неисполнению Власовым В.В. своих обязательств - погашению за счет вновь поступивших денежных средств (доходов) текущих и реестровых требований должника и свидетельствуют об утере доверия к действиям должника.

Подобный подход согласуется с правовой позицией, изложенной в  определении Верховного Суда РФ от 11.11.2019 N 305-ЭС19-21180 по делу N А41-65548/2017, определение Верховного Суда РФ от 05.03.2019 N 307-ЭС19-168 по делу N А66-3034/2017).

5. Реализация имущества должника.

В деле о банкротстве гражданина-должника, по общему правилу, подлежит реализации его личное имущество, а также имущество, принадлежащее ему и супругу (бывшему супругу) на праве общей собственности (пункт 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве, пункты 1 и 2 статьи 34, статья 36 СК РФ).

Законодательством о банкротстве предусмотрено, что финансовый управляющий обязан представить в арбитражный суд положение о порядке, об условиях и о сроках реализации имущества гражданина с указанием начальной цены продажи имущества. Положение по содержанию должно соответствовать правилам продажи имущества, установленным ст. ст. 110,111, 139 Закона о банкротстве. Оценка имущества гражданина, которое включено в конкурсную массу, проводится финансовым управляющим самостоятельно, о чем финансовым управляющим принимается решение в письменной форме. В отличие от общего правила (ст. 139 Закона о банкротстве), в ходе реализации имущества гражданина указанное положение утверждается арбитражным судом, которому оно представляется финансовым управляющим в течение одного месяца с даты окончания проведения описи и оценки имущества гражданина.

В ходе реализации имущества гражданина устанавливаются специальные правила по реализации имущества гражданина, принадлежащего ему на праве общей собственности с супругом (бывшим супругом). В конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов (бывших супругов), соответствующая доле гражданина в таком имуществе, остальная часть этих средств выплачивается супругу (бывшему супругу) (до погашения текущих обязательств) (пункт 8 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2018 N 48 "О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан").

5.1. По общим обязательствам супругов обращение взыскания на ранее принадлежащее им на праве общей собственности имущество производится в деле о банкротстве одного из супругов после определения долей, принадлежащих каждому из них, судом общей юрисдикции. При этом имущество реализуется как целый объект, а не доля в праве.

Определением суда от 13.11.2019 по делу №А12-63529/2016 судом утверждено Положение о порядке, сроках и условиях продажи имущества должника в редакции финансового управляющего с учётом уточнений банка, предусматривающее продажу 1/2 доли имущества должника.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2020 судебный акт от 13.11.2019 изменен.

Суд апелляционной инстанции установил, что судебный акт суда общей юрисдикции о разделе совместно нажитого имущества принят 09.11.2017 – после возбуждения в отношении должника дела о банкротстве, и им определены равные доли супругов на спорное имущество. При этом выдел в натуре имущества, причитающегося на долю каждого из супругов (пункт 3 статьи 252 ГК РФ), не произведен.

Положения пункта 7 статьи 213.25 Закона банкротстве не ставят возможность реализации общего имущества гражданина-должника и его супруга (бывшего супруга) в зависимость от вида общей собственности, того, в совместной либо долевой собственности такое имущество значится (соответствующей конкретизации в норме не приведено).

Судом установлено, что выдел в натуре имущества, причитающегося на долю каждого из супругов Сливневых (пункт 3 статьи 252 ГК РФ) не произведен, а значит,  спорное имущество не перестало являться общей собственностью супругов. В судебном порядке установлен иной вид общей собственности - вместо ранее действующего режима совместной собственности на соответствующее имущество установлена долевая собственность супругов, что не исключает применения положения пункта 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве о реализации находящегося в общей собственности имущества супругов в деле о банкротстве гражданина-должника. При этом, в случае такой продажи имущества должника, его собственница - Сливнева Л.Н. не лишена права на получение части вырученных от реализации денежных средств, причитающихся ей в совместно нажитом имуществе супругов.

Аналогичная позиция изложена в Определении Верховного Суда РФ от 28.06.2019 N 304-ЭС19-9227 по делу N А45-17647/2016, Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа  от 13.08.2019 N Ф06-50054/2019 по делу N А57-6882/2017, Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 25.07.2018 №Ф09-3587/2017 по делу №А76-12594/2016.

5.2. Совместное имущество супругов реализуется в деле о банкротстве титульного владельца имущества с последующим возмещением второму супругу денежных средств, равных стоимости его доли (пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25.12.2018 N 48 "О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан").

Постановлением суда апелляционной инстанции от 06.02.2019 по делу №А12-26033/2017 оставлено без изменения определение суда Арбитражного суда Волгоградской области от 20.11.2018 об отказе в удовлетворении жалобы на действия (бездействие) финансового управляющего Поздеева А.С. в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) гражданина Щетинкина С.П.

Судами установлено, что постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.08.2018 в деле N А12-23396/2017 о банкротстве супруги должника - Щетинкиной Е.П. отменено определение Арбитражного суда Волгоградской области от 18.05.2018 об исключении из конкурсной массы должника объекта незавершенного строительства и земельного участка степенью готовности 57% по адресу: Волгоградская область, г. Жирновск, район "Тальники", д. 24.

Согласно выписки из ЕГРП объекты недвижимого имущества: объект незавершенного строительства и земельный участок, расположенные по адресу Волгоградская область, Жирновский р-он, г. Жирновск, жилой район "Тальники", д. 24. принадлежат Щетинкиной Е.П. (супруге должника).

Исходя из правовой позиции, изложенной в Определении Верховного Суда РФ от 10.11.2016 N 304-ЭС16-14925 по делу N А27-11470/2012, совместное имущество супругов реализуется одним лотом, без необходимости предварительного выделения долей в этом имуществе.

Из правовой позиции, изложенной в Определении Верховного Суда РФ от 07.08.2018 N 305-ЭС18-4633 по делу N А40-88853/1 и закрепленной в пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 48 от 25.12.2018 "О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан", совместное имущество супругов реализуется в деле о банкротстве титульного владельца имущества с последующим возмещением второму супругу денежных средств, равных стоимости его доли.

Как указано выше, титульным владельцем данного недвижимого имущества является супруга должника Щетинкина Е.П.

Подобный подход согласуется с правовой позицией, изложенной в  постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24.06.2019 N Ф02-2292/2019 по делу N А19-19708/2016.

5.3. Продажа имущественных прав (права требования) в силу императивного характера положений п. 3 ст. 111 Закона о банкротстве производится на торгах, проводимых в электронной форме с соблюдение правил, установленных для данного вида торгов.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 05.02.2019 по делу №А12-16195/2018 оставлено без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 29.11.2018 об отказе в удовлетворении ходатайства финансового управляющего об утверждении Положения об условиях и сроках реализации имущества должника в рамках дела Головкова Е.П.

Судом установлено, что Положением предусмотрена реализация имущества должника (нежилого здания (дачный домик) и земельного участка, распложенных по адресу: город Волгоград, СНТ Березка, участок 78, стоимостью 132 440, 00 рублей) без проведения торгов путем заключения договора купли-продажи с любым лицом, изъявившим желание на приобретение данного имущества по установленной цене. Организатором торгов выступает финансовый управляющий. Сообщение о продаже имущества публикуется на бесплатных сайтах объявлений в сети Интернет.

Между тем, в силу положений пункта 3 статьи 111 Закона о банкротстве вещь, рыночная стоимость которой превышает сто тысяч рублей, по общему правилу, подлежит продаже на торгах, проводимых в электронной форме, что не лишает финансового управляющего представить в арбитражный суд положение об иных порядке, условиях и сроках реализации вышеназванного имущества должника, с указанием начальной цены продажи имущества, соответствующее правилам продажи имущества должника, установленным статьями 110, 111, 112, 139 Закона о банкротстве.

Также, постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от Арбитражного суда Поволжского округа от 19.08.2019 по делу № А12-13907/2018 оставлено без изменения постановление суда апелляционной инстанции от 17.05.2019, которым  отменено  определение суда первой инстанции от 27.03.2019 об отказе в удовлетворении заявления финансового управляющего об утверждении Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества должника Воробьевой М.А.

Суд апелляционной инстанции указал, что продажа имущественных прав (долей в уставном капитале) в силу императивного характера положений п. 3 ст. 111 Закона о банкротстве, вне зависимости от их стоимости, производится на торгах, проводимых в электронной форме с соблюдением правил, установленных для данного вида торгов, при этом независимо от вида активов при возникновении спора о размере действительной доли участника суд должен установить рыночную стоимость активов общества (стоимость предприятия).

Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 19.11.2019 N Ф06-43039/2019 по делу N А65-32810/2017.

5.4. В ходе реализации имущества гражданина устанавливается специальное правило по оценке имущества, составляющего конкурсную массу. Согласно абз. 1 п. 2 ст. 213.26 Закона о банкротстве оценка имущества гражданина, которое включено в конкурсную массу, проводится финансовым управляющим самостоятельно, о чем финансовым управляющим принимается решение в письменной форме. Указанное правило направлено на минимизацию расходов должника. Проведенная оценка может быть оспорена гражданином, кредиторами, уполномоченным органом в деле о банкротстве гражданина.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от  23.05.2019 по делу № А12-26812/2018 оставлено без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 22.03.2019 об утверждении Положения о порядке, об условиях и о сроках реализации имущества гражданина Маркелова Н.Н. в редакции финансового управляющего.

Судами установлено, что, что в ходе проведения процедуры банкротства Маркелова Н.Н. финансовым управляющим проведена инвентаризация имущества должника, имущество должника включено в конкурсную массу, проведена оценка имущества должника, подлежащего реализации. Предложение не противоречит требованиям Закона о банкротстве, результаты оценки имущества должника также не признаны недействительными, доказательств иной рыночной стоимости спорного имущества в материалах спора не имеется.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 17.08.2017 N Ф06-23397/2017 по делу N А65-29916/2015, постановлении Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.05.2019 N 12АП-3768/2019 по делу N А12-46085/2016.

6. Правовые основания исключения (отказа в исключении) имущества из конкурсной массы гражданина-должника.

6.1. Если спорное имущество (имущественное право) не подпадает под категорию объектов, на которые не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством, оно подлежит реализации в установленном порядке в деле о несостоятельности (банкротстве) должника.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.01.2018 по делу №А12-20225/2016 отменено определение Арбитражного суда Волгоградской области от 15.11.2017 об исключении из конкурсной массы Евсегнеевой Т.С. права аренды земельного участка сельскохозяйственного назначения.

Обращаясь с заявлением об исключении из конкурсной массы имущества, в порядке пункта 2 статьи 213.25 Закона о банкротстве, Евсегнеева Т.С. указала на то, что право аренды земельного участка является имуществом, необходимым для профессионального занятия гражданина-должника и получения денежных средств на содержание детей согласно статьи 446 ГПК РФ.

Судами установлено, что право аренды земельного участка не относится к категории имущества, приведенного в статье 446 ГПК РФ, рыночная стоимость права аренды превышает 10 000 руб., а, следовательно, подлежит реализации в процедуре банкротства должника с распределением вырученных от его продажи денежных средств между кредиторами.

6.2. Правило части 1 статьи 446 ГПК РФ о невозможности обращения взыскания на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение (его части), являющееся для него и членов его семьи, совместно с ним  проживающих, единственным пригодным для постоянного проживания, не применяется, если это помещение обременено ипотекой.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.01.2018 по делу №А12-23097/2016 оставлено без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 10.11.2017 об отказе в удовлетворении заявления Алакбарова А.А. об исключении из конкурсной массы жилого дома и земельного участка.

Судами установлено, что недвижимое имущество, в отношении которого заявлено требование об исключении из конкурсной массы должника, является предметом залога, обеспечивающего требование кредитора в рамках дела о банкротстве должника.

Факт наличия у гражданина-должника жилого помещения, являющегося для него и членов его семьи единственным пригодным для постоянного проживания, не препятствует обращению взыскания на него, если оно обременено ипотекой.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлениях Арбитражного суда Поволжского округа от 05.04.2018 № Ф06-30416/2018 по делу №А12-23097/2016, от 02.06.2017 №Ф06-19261/2017 по делу №А12-36729/2014, постановлении Президиума ВАС РФ от 26.11.2013 N 6283/13 по делу №А65-15362/2009.

6.3. Имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности жилого помещения (его частей) распространяется только на жилое помещение, которое по своим объективным характеристикам (параметрам) является разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.02.2019 по делу № А12-47442/2017 отменено определение Арбитражного суда Волгоградской области  от 24.09.2018  об удовлетворении заявления должника Гордиенко В.М. об исключении из конкурсной массы имущества – ½ доли жилого дома.

Суд первой инстанции мотивировал свое решение тем, что имущество является единственным пригодным для проживания должника и членов его семьи.

Однако, суд апелляционной инстанции не согласился с доводами, изложенными в судебном акте.

Должником ранее производилось отчуждение вышеуказанного имущества. Решением Городищенского районного суда от 23.12.2013 договор купли-продажи расторгнут, стороны приведены в первоначальное положение.

Заявляя об исключении имущества из конкурсной массы должника, заявитель указал, что указанный жилой дом является для должника и членов ее семьи (супруга) единственно пригодным для проживания жилым помещением.

Согласно сведениям МВД России должник в указанном помещении не проживает.

Установленный положением абзаца второго части 1 статьи 446 ГПК РФ имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности жилого помещения (его частей) - в целях реализации конституционного принципа соразмерности при обеспечении защиты прав и законных интересов кредитора (взыскателя) и гражданина-должника как участников исполнительного производства - должен распространяться на жилое помещение, которое по своим объективным характеристикам (параметрам) является разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения.

Должник, произведя в свое время отчуждение единственно пригодного для проживания  помещения, фактически добровольно отказался от представленной процессуальным законодательством привилегии исполнительского иммунитета в отношении этого имущества. 

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Арбитражного суда Поволжского круга от 01.11.2018 N Ф06-38761/2018 по делу N А12-23396/2017.

6.4. При наличии у должника нескольких жилых помещений, принадлежащих ему на праве собственности, помещение, в отношении которого предоставляется исполнительский иммунитет, определяется судом, рассматривающим дело о банкротстве, исходя из необходимости как удовлетворения требований кредиторов, так и защиты конституционного права на жилище самого гражданина-должника и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, обеспечения указанным лицам нормальных условий существования и достаточных гарантий их социально-экономических прав.

Так, постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 30.10.2019 по делу №А12-46558/2017 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 30.05.2019 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.08.2019 по ходатайству Закутнова А.А. об исключении  квартиры №1, площадью 39,5 кв. м из конкурсной массы в рамках дела о его несостоятельности.

Судами установлено, что Закутнов А.А. является собственником следующего недвижимого имущества:
- квартира №1, площадью 39,5 кв. м;
- 1/4 общей долевой собственности квартиры №2, площадью 48,7 кв. м, где остальными сособственниками являются Землянский М.В., Шаталин Е.А., Закутнова А.А.;
- 1/6 общей долевой собственности квартиры №3, площадью 81,7 кв. м, с сособственниками Закутновым А.С. (отец), Закутновой Л.Д. (мать), Закутновым Ю.А. (брат), Закутновым К.А. (брат), Закутновым Д.А. (умер в 2012 году).

В материалы дела представлены доказательства, подтверждающие, что из вышеназванного перечня жилой недвижимости именно спорная квартира №1, в которой проживают должник и его дочь, является единственным пригодным для проживания должника и членов его семьи жилым помещением (акт обследования Отдела опеки и попечительства администрации Ворошиловского района г. Волгограда, в соответствии с которым в спорной квартире имеется вся необходимая мебель и бытовая техника, а в спальне (выполняющей роль детской комнаты) находится детская мебель и игрушки), подлежащим необходимому исключению.

Данная позиция согласуется и с позицией, изложенной в постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 10.03.2020 N Ф09-9342/19 по делу N А50-13187/2017.

7. Распоряжение имуществом гражданина-должника, составляющего конкурсную массу.

7.1. С даты признания гражданина банкротом все права в отношении имущества, составляющего конкурсную массу, в том числе на распоряжение им, осуществляются только финансовым управляющим от имени гражданина и не могут осуществляться гражданином лично, за исключением получения пенсии. До 01.01.2019 пенсия должника должна была поступать на основной банковский счет, открытый финансовым управляющим на имя должника. С 01.01.2019 вступили изменения в Федеральный закон от 28.12.2013 N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", предусматривающие выплату пенсии непосредственно пенсионеру, в том числе при признании его несостоятельным (банкротом).

Часть 12 ст.21 ФЗ от 28.12.2013 №400-ФЗ «О страховых пенсиях» (в редакции Федерального закона от 03.10.2018 №350-ФЗ) гарантирует гражданину, признанному банкротом, реализацию его права на получение пенсионного обеспечения на общих основаниях.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2018 по делу №А12-59571/2016 оставлено без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 16.01.2018  об обязании Управления Пенсионного Фонда РФ в Центральном районе г. Волгограда перечислять пенсию по старости, получателем которой является Изгаршев Б.Т. на основной счет должника в рамках дела в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Изгаршева Б.Т.

Судами установлено, что 26.09.2017 финансовый управляющий обратился в Управление Пенсионного Фонда РФ в Центральном районе г. Волгограда с предложением ежемесячно в течение периода процедуры банкротства перечислять пенсию Изгаршева Б.Т. на специальный счет N 40817810411000938932, открытый в ПАО Сбербанк России.

Ответом от 10.10.2017 N ЕХ-3029/0601 Управление сообщило о размере выплат должнику Изгаршеву Б.Т. с декабря 2016 по март 2017, указав, что с 01.10.2017 выплата пенсии и ЕДВ приостановлена в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 24 ФЗ от 28.12.2013 N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" (приостановление выплаты страховой пенсии производится в случае неполучения установленной страховой пенсии в течение шести месяцев подряд - на шесть месяцев, начиная с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором истек указанный срок).

В письменном сообщении Управление также указало, что доставка пенсии лицу, признанному банкротом, должна осуществляться согласно его волеизъявлению в порядке, предусмотренном пенсионным законодательством.

Отказ Управления исполнить требование о перечислении денежных средств (пенсии) на основной счет должника - Изгаршева Б.Т., послужил основанием для обращения финансового управляющего в Арбитражный суд Волгоградской области с настоящими требованиями.

Удовлетворяя ходатайство финансового управляющего должника об обязании пенсионного фонда перечислять страховую пенсию по старости должника на специальный счет должника, суд исходил из того, что Законом о банкротстве предусмотрен контроль денежных операций по выплатам, предназначенным кредиторам в период производства, по расходованию средств конкурсной массы. Действующим законодательством, регламентирующим обязательное пенсионное страхование, не исключается осуществление пенсионным органом испрашиваемых финансовым управляющим действий, поскольку в данном случае положения пенсионного законодательства должны применяться с учетом специальных норм Закона о банкротстве.

Пенсия, выплачиваемая должнику - гражданину после введения процедуры реализации имущества гражданина, является имуществом, приобретенным гражданином после признания его банкротом, и в силу пункта 1 статьи 213.25 Закона о банкротстве подлежит включению в конкурсную массу. Следовательно, пенсия должника Изгаршева Б.Т. должна поступать на основной банковский счет, открытый финансовым управляющим на имя должника.

По аналогичным основаниям в рамках дела о банкротстве №А12-35731/2017 о признании гражданина Искаринова М.К. несостоятельным (банкротом) определением Арбитражного суда Волгоградской области от 02.08.2018  удовлетворено заявление финансового управляющего об обязании Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Палласовском районе Волгоградской области перечислять пенсию Искаринова М.К. на специальный банковский счет должника. Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2018 судебный акт первой инстанции оставлен без изменения.

Указанной правовой позиции придерживаются и Арбитражный суд Уральского округа, Арбитражный суд Волго-Вятского округа (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 05.02.2020 N Ф09-1729/18 по делу N А60-55725/2016, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 17.12.2019 N Ф09-8842/19 по делу N А47-4837/2019, постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 07.11.2019 N Ф01-6043/2019 по делу N А43-5996/2018).

Федеральным законом от 03.10.2018 N 350-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий" были внесены изменения в Закон о страховых пенсиях, направленные на обеспечение прав пенсионеров, признанных банкротами в соответствии с Законом о банкротстве, на получение в полном объеме установленной им пенсии (опубликован в официальном Интернет-портале правовой информации http://www.pravo.gov.ru 03.10.2018, "Парламентская газета", N 36, 05-11.10.2018, "Российская газета", N 223, 05.10.2018, "Собрание законодательства РФ", 08.10.2018, N 41, ст. 6190).

В соответствии с абзацем б) пункта 8 статьи 7 Федерального закона от 03.10.2018 № 350-ФЗ внесены изменения в пункт 12 Федерального закона от 28.12.2013 N 400-ФЗ "О страховых пенсиях". Согласно тексту измененной редакции, указанный пункт федерального закона с 01 января 2019 года стал действовать в следующей редакции: "Выплата страховой пенсии на территории Российской Федерации производится пенсионеру органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, в установленном размере без каких-либо ограничений, в том числе при признании этого гражданина банкротом в соответствии с Федеральным законом от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", за исключением случаев, предусмотренных статьей 26.1 настоящего Федерального закона".

Указанные изменения в закон были внесены законодателем с целью установления ясности в правовом регулировании вопроса о выплате и доставке страховых выплат, в том числе, удержаний из сумм пенсии, гражданину банкроту, учитывая различную судебную практику по данному вопросу.

Так, постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от Арбитражного суда Поволжского округа от 14.05.2020 по делу № А12-6636/2019 оставлены без изменения постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.02.2020, определение Арбитражного суда Волгоградской области от 16.12.2019  об отказе в удовлетворении заявления кредитора об урегулировании разногласий с финансовым управляющим по вопросу включения в конкурсную массу части страховой пенсии должника сверх величины прожиточного минимума, получаемой должником в период проведения процедуры реализации имущества должника.

Кредитор КПК "Касса Взаимопомощи" обратился к финансовому управляющему  с требованием включить часть пенсии должника – Кияшенко Т.А., сверх установленного прожиточного минимума, в конкурсную массу должника и распределить ее между кредиторами, включенными в реестр требований кредиторов должника, на что финансовый управляющий ответил отказом. Ввиду наличия разногласий между кредитором и финансовым управляющим, КПК "Касса Взаимопомощи" обратился в суд с настоящим заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявления КПК "Касса Взаимопомощи", судебные инстанции исходили из того, что с 01.01.2019 у должника имеется возможность получить денежный исполнительский иммунитет от предъявленных к нему требований за счет конкурсной массы самого должника - в размере величины прожиточного минимума, установленного в соответствующем субъекте Российской Федерации, или страховой пенсии по старости.

Судебными инстанциями указано, что выбор выплаты, на которую должен распространяться исполнительский иммунитет, принадлежит должнику и носит заявительный характер.

Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 14.05.2020 N Ф06-60912/2020 по делу N А12-6237/2019.

7.2. Финансовый управляющий как лицо, реализующее право на распоряжение имуществом должника и обязанное провести инвентаризацию, оценку и реализацию имущества должника в целях расчетов с кредиторами (статьи 213.26 Закона о банкротстве) вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об истребовании имущества должника в натуре в случае, если должник уклоняется от его предоставления.

Пунктом 9 статьи 213.9 Закона о банкротстве предусмотрено, что гражданин обязан предоставлять финансовому управляющему по его требованию любые сведения о составе своего имущества, месте нахождения этого имущества, составе своих обязательств, кредиторах и иные имеющие отношение к делу о банкротстве гражданина сведения в течение пятнадцати дней с даты получения требования об этом.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 10.12.2019 по делу N А12-44941/2018 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 15.07.2019 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.09.2019 об удовлетворении ходатайств финансового управляющего об истребовании соответствующих сведений у должника в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Степанова И.Я.

Определением удовлетворено заявление финансового управляющего об обязании должника передать финансовому управляющему сведения о наличии совершеннолетних детей с указанием их фамилии, имени, отчества, даты рождения.

Обращаясь с вышеназванным заявлением, финансовый управляющий указал на неисполнение должником в установленный срок требования о представлении сведений о составе имущества, месте его нахождения, составе обязательств, кредиторах, иных сведений, имеющих отношение к делу о банкротстве гражданина, информации о лицевых счетах в банках, а также информацию о фактическом месте проживания.

При разрешении спора судами установлено, что требование о предоставлении информации и сведений было направлено не по адресу регистрации должника; в процессе рассмотрения обособленного спора должник направил финансовому управляющему сведения о своем имуществе (дебиторская задолженность), копии документов, подтверждающие наличие прав требования должника к третьим лицам, сведения о кредиторах, сведения о лицевых счетах, сведения о совершенных сделках в трехлетний период, предшествующий возбуждению дела о несостоятельности (банкротстве), сведения об отсутствии дохода (должник является безработным), сведения о семейном положении, наличии несовершеннолетнего ребенка.

Суды, установив факт предоставления должником имеющихся у него документов и сведений из числа требуемых финансовым управляющим, а также отсутствие доказательств наличия у должника иных, не переданных ранее документов, пришли к выводу о частичном удовлетворении требований, в части обязания должника передать финансовому управляющему сведения о наличии совершеннолетних детей с указанием их фамилии, имени, отчества, даты рождения.

Учитывая специфику требования о присуждении к исполнению обязанности в натуре (в данном случае обязанности по передаче документов, сведений), в предмет доказывания входит исследование возможности исполнить эту обязанность, что, в свою очередь, возможно лишь при наличии требуемых документов, сведений у данного лица на момент рассмотрения спора.

Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 04.02.2020 N Ф06-36432/2018 по делу N А12-32457/2017, от  18.12.2019 N Ф06-55811/2019 по делу N А55-17600/2018.

7.3. Финансовый управляющий вправе получить доступ в жилые и нежилые помещения должника для установления его имущества, подлежащего включению в конкурсную массу, и обеспечения возможности исполнения возложенных на него ст. 213.25 и ст. 213.26 Законом о банкротстве обязанностей по проведению описи и оценки имущества должника и утверждения положений о порядке, об условиях и о сроках реализации имущества (с указанием начальной цены продажи имущества), а также последующего осуществления процедуры реализации имущества должника.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2019 по делу N А12-5491/2018 оставлено без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 10.06.2019 об удовлетворении ходатайства финансового управляющего об обязании должника Мирошниченко И.Е. обеспечивать доступ в его квартиру для показа потенциальным покупателям в ходе реализации имущества должника.

Судами установлено, что финансовый управляющий для выполнения возложенных на него обязанностей направлял должнику запрос с просьбой о предоставлении доступа в квартиру. Однако на момент рассмотрения настоящего ходатайства требования финансового управляющего не исполнены, доступ в помещение не предоставлен. При этом должник не доказал ни неправомерности требований финансового управляющего, ни объективных затруднений в обеспечении доступа в помещение, ни готовности в добровольном порядке сотрудничать с финансовым управляющим и предоставить ему испрашиваемый доступ.

Аналогичная правовая позиция при схожих обстоятельствах изложена в постановлениях Арбитражного суда Северо-Западного округа от 30.10.2019 по делу N А56-36621/2018, Арбитражного суда Уральского округа от 29.10.2019 по делу N А07-16745/2017.

8. Удовлетворение требований кредиторов.

В рамках дела о банкротстве гражданина кредиторы, уполномоченный орган  вправе предъявить свои требования к гражданину должнику в течение двух месяцев с даты опубликования сообщения о признании обоснованным заявления о признании гражданина банкротом, в порядке, предусмотренном п.2ст.213.8, п.4 ст.213.24, которые подлежат рассмотрению судом в порядке ст.ст.71, ст.100 Закона о банкротстве. В случае пропуска указанного срока по уважительной причине он может быть восстановлен судом по ходатайству конкурсного кредитора или уполномоченного органа.

8.1. Если возможность предъявления требований в двухмесячный срок объективно существовала, но не была своевременно реализована кредитором, то к этому требованию применяется понижение очередности его удовлетворения.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 29.10.2019 по делу  № А12-16930/2018 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 18.06.2019, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2019 об отказе в удовлетворении ходатайства о восстановлении срока для включения в реестр требований кредиторов и признании обоснованными требований ООО «Втормет «Северный» к должнику в размере 529 814 рублей в качестве требования, заявленного после закрытия реестра требований кредиторов и удовлетворяемого за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов Зайцева А.В., имущества должника.

Суды исходили из того, что заявление ООО «Втормет «Северный» о включении в реестр требований кредиторов должника  задолженности, подтвержденной вступившим в законную силу  решением Кировского районного суда г. Волгограда от 15.06.2017 по делу №2-1025/2017, подано в суд через систему «Мой арбитр» 20.03.2019, то есть за переделами срока, предусмотренного пунктом 4 статьи 213.24 Закона о банкротстве. Исполнительное производство по взысканию предъявленной задолженности окончено до введения процедуры банкротства в отношении гражданина и до даты закрытия реестра и окончено не по причине введения в отношении должника процедуры. Положения пункта 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 59, обязывающего арбитражного управляющего уведомлять кредиторов о необходимости передачи ему исполнительных документов в отношении должника, в данном случае неприменимы и ООО «Втормет «Северный» имело возможность обратиться в суд с заявлением о включении требований в реестр требований кредиторов должника в установленный срок.

Аналогичная правовая позиция сформирована в Постановлении Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.04.2019 по делу N А12-31656/2018.

Также постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.05.2018 по делу №А12- 50164/2016 оставлено без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 18.01.2018 о признании требования Зиатдинова Р.Ш. к Беляевой Е.В. в размере 224 000 рублей обоснованными в качестве требования, заявленного после закрытия реестра требований кредиторов, удовлетворяемого за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов Беляевой Е.В., имущества должника.

Судами установлено, что требование Зиатдинова Р.Ш. о включении в реестр требований кредиторов должника предъявлено в арбитражный суд 28.11.2017, т.е. после закрытия реестра требований кредиторов Беляевой Е.В. и пропуском срока, установленного пунктом 1 статьи 142 Закона о банкротстве. При этом материалы дела не содержат ходатайства кредитора о восстановлении пропущенного срока на подачу требования. Сведения о признании должника несостоятельным (банкротом), содержащиеся в Едином федеральном реестре и в газете "Коммерсант", являются открытыми и общедоступными. Кроме того, финансовым управляющим Каменским А.А. 29.12.2016, 31.01.2017 в адрес Зиатдинова Р.Ш. были направлены уведомления о признании должника банкротом и о возможности предъявить свои требования к должнику в порядке статьи 100 Закона о банкротстве. Эти уведомления были направлены по адресу, указанному в заявлении о включении в реестр требований кредиторов (письма не получены, так как истек срок хранения). Вместе с тем, ранее, в рамках рассматриваемого дела, Зиатдинов Р.Ш. был привлечен в качестве заинтересованного лица при рассмотрении обособленного спора по заявлению финансового управляющего Каменского А.А. об утверждении положения о порядке, условиях и сроках реализации имущества.

Таким образом, действуя с должной степенью заботливости и осмотрительности с учетом требований процессуального закона, Зиатдинов Р.Ш. имел возможность в установленный Закона о банкротстве срок предъявить имеющиеся требования либо в разумный срок после его истечения, однако в данном случае требование заявлено лишь по истечении 10 месяцев от срока, установленного ст. 100, п. 13 ст. 213.24 Закона о банкротстве.

Указанная правовая позиция согласуется с позицией, изложенной в Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 30.04.2019 N Ф06-46478/2019 по делу N А12-10741/2018.

8.2. При оценке достоверности требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности, как полученные средства были истрачены должником и т.д. (абзац третий пункта 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве").

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.07.2019 по делу № А12-1411/2019 оставлено без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 23.05.2019 об отказе во включении требования Тютюновой И.В. в реестр требований кредиторов должника - Стариковой И.Н.

Судами установлено, что 25.05.2017 между Стариковой И.Н. и Тютюновой И.В. был заключен договор займа в виде ррасписки, согласно которой Старикова И.С. получила от Тютюновой И.В. заем в размере 500 000 руб. Между тем, Тютюновой И.В. не представлены документы, подтверждающие источник и наличие у нее денежных средств в объеме, переданном по договору займа (расписке) от 25.05.2017, а должником и финансовым управляющим не представлены сведения о последующем распределении Стариковой И.С., полученных по расписке денежных средств.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 04.09.2018 по делу №А12-32457/2017 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 28.03.2018 и постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.05.2018 о включении требования Еременко А.В. в реестр кредиторов Марчуковой Л.Н.

Судами установлено, что заявителем представлено достаточно доказательств о наличии финансовой возможности предоставить денежные средства должнику по договору займа (справка кредитного учреждения об оборотах по расчетному счету ИП Еременко А.В. за период с 25.09.2016 по 20.12.2016).

Указанная правовая позиция также изложена в Постановлениях Арбитражного суда Поволжского округа от 26.06.2018 N Ф06-34456/2018 по делу N А12-71185/2016, от 09.08.2019 N Ф06-49260/2019 по делу N А12-24735/2018.

8.3. Установление наличия внутригрупповых отношений и, как следствие, общности хозяйственных интересов участников спорных отношений, имеет существенное значение для правильного разрешения спора, поскольку установление подобного факта позволяет дать надлежащую оценку добросовестности действий как кредитора, заявившего о включении своих требований в реестр, так и должника.

В условиях банкротства должника и конкуренции его кредиторов для предотвращения необоснованных требований к должнику и нарушений тем самым прав его кредиторов к доказыванию обстоятельств, связанных с возникновением соответствующей задолженности должника-банкрота, предъявляются повышенные требования.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 10.07.2018 по делу № А12-45752/2015 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 15.01.2018 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2018 об отказе во включении требования Попова В.А. в реестр требований кредиторов должника Михеева О.Л.

Судами установлено, что 30.08.2007 между ООО «Славинвестбанк» (в последующем  ООО «БТА Банк») и Михеевым О.Л. (заемщик) был заключен кредитный договор о предоставлении  кредита,  исполнение обязательств по которому было обеспечено залогом имущества должника, предоставленным на основании договора об ипотеке от 30.08.2007.

Впоследствии обязательства по кредитному договору с иными обеспечивающими его исполнение правами перешли к ООО Коммерческий банк «Ренессанс Капитал» по договору купли - продажи закладных.

В период с 25.07.2014 по 25.11.2014 Попов В.А. произвел оплату задолженности по кредитному договору в размере 2 315 515 руб. за Михеева О.Л. в пользу Банка, перекупившего долг по закладной, что послужило основанием обращения Попова В.А., со ссылкой на ст.313 ГК РФ, с заявлением о включении в реестр требований кредиторов Михеева О.Л.

Отказывая во включении требования заявителя в реестр, суд первой инстанции и согласившийся с ним апелляционный суд, руководствовались положениями пункта 4 статьи 213.24, статьи 100 Закона о банкротстве с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 26 постановления Пленума от 22.06.2012 № 35, статьей 10 ГК РФ, правовыми позициями, сформулированными в определениях Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2016 № 308-ЭС16-1475, от 26.05.2017 № 306-ЭС16-20056(6), и исходили из отсутствия оснований для признания требования обоснованным ввиду нижеследующего.

Наличие между Михеевым О.Л. и Поповым В.А. родственных связей (дядя и племянник) и недоказанность Поповым В.А. осуществления платежей по погашению задолженности Михеева О.Л. за счет собственных средств, экономическая необоснованность действий Попова В.А. как аффилированного к должнику Михееву О.Л. лица по погашению за последнего задолженности по кредитному договору на безвозмездной основе свидетельствует о предъявлении спорного требования в деле о банкротстве Михеева О.Л. и на основании скрытого соглашения исключительно с противоправной целью включения в реестр кредиторов должника для уменьшение количества голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов, в интересах должника и аффилированных с ним лиц, и распределения конкурсной массы в пользу «дружественного» кредитора (статья 10 ГК РФ), в связи с чем положения ст.313 ГК РФ к этой ситуации не применимы.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлениях Арбитражного суда Поволжского округа от 10.07.2018 по делу № А12-45752/2015, от 20.06.2018 по делу №А12-12419/2017, от 06.07.2018 по делу №А12-12419/2017.

8.4. В силу пункта 1 статьи 12 Закона N 436-ФЗ от 28.12.2017 "О внесении изменений в часть первую и вторую Налогового кодекса РФ и отдельные законодательные акты Российской Федерации" признаются безнадежными к взысканию и подлежат списанию образовавшаяся у физических лиц по состоянию на 01.01.2015 недоимка по транспортному налогу, налогу на имущество физических лиц, земельному налогу и задолженность по пеням, начисленным на указанную недоимку, числящиеся на дату принятия налоговым органом в соответствии с настоящей статьей решения о списании признанных безнадежными к взысканию недоимки и задолженности по пеням.

Федеральным законом от 28.12.2017 N 436-ФЗ "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" предусмотрено списание индивидуальным  предпринимателям и физическим лицам ФНС России задолженности по налогам и страховым взносам, которая образовалась до 2015г.

Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 28.11.2018 по делу № А12-16193/2018 объединенные в одно производство требования ФНС России в сумме 2 690,66 руб. в виде задолженности по страховым взносам на обязательное медицинское страхование, 1 159,08 руб. пени  включены в третью очередь реестра требований кредиторов Тинаева Ш.М., во включении в реестр требований кредиторов должника остальной части налогов отказано.

Так, суд, отказывая в установлении требования по транспортному налогу,  пришел к выводу, что этот налог за 2014 год подлежит списанию, как безнадежный ко взысканию и образовавшийся у физического лица по состоянию на 01.01.2015.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 04.03.2019 судебный акт отменен в указанной части.

Поскольку транспортный налог подлежит уплате налогоплательщиками - физическими лицами в срок не позднее 1 октября года, следующего за истекшим налоговым периодом, транспортный налог за 2014 год подлежал уплате в срок не позднее 01.10.2015, то есть после 01.01.2015, то недоимка, как сумма налога, подлежащая уплате в установленный законодательством срок, по транспортному налогу за 2014 год по состоянию на 01.01.2015 не возникла и не подлежала списанию.

 Разрешая вопрос о возможности списания недоимки по налогам, подлежащей уплате за налоговые периоды, истекшие до 01.01.2015, срок уплаты которой наступил после указанной даты, необходимо определить дату возникновения недоимки по дате истечения установленного законом срока на уплату налога (п. 2 ст. 11 НК РФ).

 В определении Верховного Суда Российской Федерации от 22.11.2018 N 306-КГ18-10607 сформирована позиция относительно критериев определения безнадежности задолженности в целях применения статьи 12 Федерального закона от 28.12.2017 N 436-ФЗ. Так, институт признания налоговой задолженности безнадежной к взысканию предполагает существование юридических или фактических препятствий к реальному исполнению обязанности по уплате налогов (пени, штрафов). Списание задолженности как безнадежной означает, что применение мер, направленных на принудительное исполнение налоговой обязанности является невозможным, в связи с чем задолженность исключается из лицевого счета налогоплательщика и более не может выступать предметом взыскания.

Для целей статьи 12 Закона N 436-ФЗ под подлежащей списанию задолженности граждан (индивидуальных предпринимателей), образовавшейся на 01.01.2015, должны пониматься недоимки по налогам, а также пени и штрафы, известные налоговым органам и подлежавшие взысканию на указанный момент времени, но не погашенные полностью или в соответствующей части в течение 2015 - 2017 гг.

9. Оспаривание сделок должника.

Действующее банкротное законодательство предоставляет кредиторам достаточно широкий инструментарий для защиты своих прав и законных интересов в банкротном деле, к которому, в частности, можно отнести обжалование действий (бездействия) арбитражного управляющего, решений собрания кредиторов, а также оспаривание сделок и привлечение контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности.

При этом по статистике одним из наиболее эффективных средств защиты прав и законных интересов кредиторов, позволяющих пополнить конкурсную массу, является оспаривание сделок должника и иных сделок, совершенных за счет его имущества, в основном в преддверии его банкротства либо после возбуждения дела о несостоятельности (банкротстве).

Перечень юридических действий, которые могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве, не ограничен исключительно понятием «сделки», предусмотренным ст. 153 ГК РФ. Фактически в деле о банкротстве в целях защиты кредиторов от недобросовестного поведения должника и части его контрагентов, а также в целях соблюдения принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований всех кредиторов потенциально могут оспариваться любые юридические факты, которые негативно влияют на имущественную массу должника.

В порядке главы III.1 Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, по следующим основаниям:

специальные основания, предусмотренные Законом о банкротстве (ст. 61.2, ст. 61.3 и иные содержащиеся в Законе о банкротстве помимо главы III.1основания);

общие основания, предусмотренные гражданским законодательством (в частности, основания, предусмотренные ГК РФ или законодательством о юридических лицах).

По специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, могут быть признаны недействительными следующие сделки:

подозрительные сделки с неравноценным встречным предоставлением (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве);

подозрительные сделки, совершенные с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве);

сделки с предпочтением (ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Первые два вида сделок в соответствии с законодательством о банкротстве объединены в общую категорию "подозрительных" (ст. 61.2 Закона о банкротстве). Данные виды сделок различаются между собой, в том числе и длительностью "периода подозрительности".

Этот срок является более продолжительным для сделок, совершенных в целях причинения вреда имущественным интересам кредиторов (к ним могут быть отнесены сделки, совершенные в течение трех лет до принятия заявления о банкротстве). В сделках, совершенных в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротства), указанный срок составляет год до принятия заявления о банкротстве или после его принятия.

Как и в отношении подозрительных сделок, количество условий, требующих доказывания для признания сделки с предпочтением недействительной, увеличивается с возрастанием "периода подозрительности". Так, для сделки, совершенной после принятия судом заявления о признании должника банкротом или за месяц до этого, необходимо наличие условий, предусмотренных в п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве. Если же такая сделка совершена за шесть месяцев до принятия заявления о банкротстве, то она может быть признана недействительной только при наличии одного из следующих обстоятельств:
а) имеются условия, предусмотренные абз. 2 или 3 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве,
б) имеются иные условия, соответствующие требованиям п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, и при этом установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Предусмотренные ст. 61.2 и ст. 61.3 Закона о банкротстве основания недействительности сделок влекут оспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок. В связи с этим в силу ст. 166 ГК РФ такие сделки по указанным основаниям могут быть признаны недействительным только в порядке, определенном главой III.1 Закона о банкротстве.

Вместе с тем, наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных ст. 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (ст. 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке (абз.4 п.4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - постановление Пленума N 63).

Судебная практика при оценке возможности оспаривания сделки по ст. 10 и 168 ГК РФ, кроме прочего, исходит из необходимости наличия таких пороков сделки, которые выходят за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок.

Согласно части 1 статьи 10 Гражданского кодекса РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Злоупотреблением гражданскими правами, в частности, является заключение направленной на нарушение прав и законных интересов кредиторов сделки, имеющей целью, в частности, уменьшение активов должника и его конкурсной массы путем отчуждения имущества третьим лицам. Для признания факта злоупотребления правом при заключении сделки должно быть установлено наличие умысла у обоих участников сделки (их сознательное, целенаправленное поведение) на причинение вреда иным лицам. Злоупотребление правом должно носить явный и очевидный характер, при котором не остается сомнений в истинной цели совершения сделки.

9.1. Сделка, совершенная должником в течение 1 года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно отличаются в худшую для должника сторону от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка).

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 29.08.2019 по делу №А12-46022/2015 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 13.09.2018 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2019 о признании  недействительным договора купли-продажи автотранспортного средства.

Судами установлено совершение оспариваемой сделки  после принятия к производству заявления о признании должника несостоятельным (банкротом), при наличии у последнего просроченной кредиторской задолженности, об отсутствии допустимых и достоверных доказательств возмездности оспариваемой сделки, получения должником равноценного встречного денежного предоставления за отчужденное по оспариваемой сделке имущество. При этом судами также было учтено, что в период, предшествующий принятию заявления о признании его несостоятельным (банкротом), должником был совершен ряд сделок (в основном безвозмездных) по отчуждению принадлежащего ему имущества близким родственникам (дочь,  сын, отец, жена, брат жены), по созданию искусственной кредиторской задолженности (являющихся предметом оспаривания в рамках иных обособленных споров); непредставление доказательств, свидетельствующих о наличии у должника после совершения оспариваемой сделки имущества, достаточного для расчетов с кредиторами. С учетом установленных обстоятельств, арбитражные суды пришли к выводу о наличии оснований для признания оспариваемой сделки, как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (пунктом 2 статьи 61.2), так и на основании статьи 10 ГК РФ; о совершении оспариваемой сделки при злоупотреблении правом и о причинении в результате ее совершения вреда кредиторам должника.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 07.02.2019 по делу №А12-34930/2017 оставлено без изменения постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2018 о признании  недействительным договора купли-продажи автотранспортного средства, которым определение Арбитражного суда Волгоградской области от 26.07.2018 изменено в части применения последствий недействительности сделки.

Судами установлено, что сделка по отчуждению должником принадлежащего ему имущества совершена в пределах года до принятия заявления о признании его банкротом, при отсутствии равноценного встречного исполнения.

Подобный подход согласуется с правовой позицией, изложенной в Определении Верховного Суда РФ от 19.12.2018 N 309-ЭС18-20954, Определении Верховного Суда РФ от 05.09.2018 N 305-ЭС18-12624.

9.2. Сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение 3 лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 25.07.2019 по делу №А12-37844/2017 оставлено без изменения постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.04.2019 о признании  недействительным брачного договора, которым определение Арбитражного суда Волгоградской области от 01.03.2019 изменено в части применения последствий недействительности сделки.

Суды исходили из того, что брачный договор был заключен в период одного месяца до возбуждения дела о банкротстве – период подозрительности, определенный пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, на момент совершения сделки у должника имелись неисполненные денежные обязательства перед кредитором, следовательно, на момент заключения брачного договора должник обладал признаками неплатежеспособности и имел неисполненные денежные обязательства перед кредиторами. В момент заключения брачного договора, в силу статьи 19 Закона о банкротстве ответчик являлась заинтересованным лицом, что говорит о ее осведомленности о совершении сделки в условиях неплатежеспособности должника, что в силу части 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве подтверждает наличие цели причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 26.11.2019 по делу №А12-26509/2018 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 18.06.2019 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.09.2019 о признании  недействительным договора дарения.

Судами установлено, что указанная сделка была совершена в пределах периода подозрительности, отвечающего требованиям пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, безвозмездно и в отношении заинтересованного по отношению к должнику лица (родного брата должника), при наличии у должника признаков неплатежеспособности. При этом судами были приняты во внимание обстоятельства совершения указанной сделки, а именно, ее совершение в период рассмотрения судом общей юрисдикции дела  по иску кредитора о взыскании с должника (заемщика) и поручителя задолженности по кредитному договору, по которому решением суда с заемщика и поручителя в солидарном порядке в пользу кредитора была взыскана задолженность, впоследствии включенная в реестр требований кредиторов должника. Кроме того, судами установлено наличие у должника по состоянию на дату совершения оспариваемой сделки обязательств перед иными кредиторами. Также судами было учтено совершение должником в короткий промежуток времени (в течение месяца) последовательно нескольких сделок по отчуждению принадлежащих ему объектов недвижимого имущества (доли в нем); что объем и состав имущества, имевшегося у должника до совершения оспариваемого договора дарения и оставшегося после ее совершения, исключал возможность исполнения им обязательств перед кредиторами. Установив указанные обстоятельства, арбитражные суды пришли к выводу о совершении договора дарения с целью причинения вреда имущественным правам кредитора должника (в целях предотвращения возможного обращения взыскания на него), причинения такого вреда в результате его совершения (утрату должником права собственности на имущество в отсутствие равноценного встречного предоставления за него, что повлекло уменьшение размера его активов, за счет которых кредиторы могли получить удовлетворение своих требований), а также об осведомленности второй стороны сделки о противоправной цели ее совершения.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 15.08.2019 по делу №А12-16930/2018 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 12.03.2019 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.05.2019 о признании  недействительными договора купли-продажи автотранспортного средства и купли-продажи недвижимого имущества.

В ходе рассмотрения спора судебными инстанциями установлено, что соглашением сторон цена отчуждаемого по договору купли-продажи недвижимости от 13.11.2015 дома с земельным участком определена в 1 000 000 руб. Из них жилой дом 800 000 руб., земельный участок - 200 000 руб. (п. 4. договора).

В договоре купли-продажи от 13.11.2015 указано, что указанная сумма уплачена покупателем продавцу полностью наличными деньгами до подписания настоящего договора. В договоре имеется расписка продавца о том, что деньги по договору получены полностью.

Согласно справке экспертной организации о среднерыночной стоимости недвижимого имущества и земельного участка, рыночная стоимость жилого дома и земельного участка, являвшихся предметом сделки, по состоянию на дату ее совершения (13.11.2015) составляет 13 803 934 рублей, что существенно (более чем в 10 раз) превышает стоимость, определенную соглашением сторон.

Доказательств, подтверждающих иную рыночную стоимость объектов недвижимого имущества на указанную дату, не представлено. Ходатайство о назначении по делу судебной экспертизы заявлено не было.

Согласно сообщению ГУ МВД РФ по Волгоградской области N 19/1015В от 17.12.2018, должник с 18.11.2017 зарегистрирован по адресу, отличному от местоположения спорных объектов недвижимости.

Однако, в материалах дела имеются доказательства, что должник проживал в отчуждаемом доме после заключения оспариваемой сделки с недвижимостью до середины лета 2018 (регистрация в отчуждаемом доме до 18.11.2018).

Судебными инстанциями установлено, что в период февраль - март 2017, должник, заключая договора займы с кредиторами Рокотянским В.П., Дементьевым М.В. (определения суда о включении в реестр требований кредиторов от 13.06.2018 и от 03.09.2018), указывал о своем месте нахождении по адресу отчуждаемого имущества, что также свидетельствует об использовании этих объектов после его продажи должником еще более двух лет после его отчуждения.

Определение соотношения пунктов 1 и 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" разрешается в соответствии с пунктом 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

С учетом изложенного, суды пришли к выводу, что оспариваемые сделки совершены в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом, в период подозрительности, предусмотренный пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, на условиях, отличающихся от фактических условий, при недобросовестном поведении сторон сделки, продажа имущества повлекла за собой уменьшение конкурсной массы должника, что является препятствием для осуществления расчетов с кредиторами и нарушает их права и охраняемые законом интересы, что свидетельствует о злоупотреблении лицами, совершившими данные сделки, своими правами.

Подтверждение правильности указанного правового подхода изложено в Определении Верховного Суда РФ от 14.02.2020 N 309-ЭС19-28509, Определении Верховного Суда РФ от 30.12.2019 N 305-ЭС18-10127(2).

9.3. Сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований (сделка с предпочтением).

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 126.11.2018 по делу №А12-63914/2016 отменены определение Арбитражного суда Волгоградской области от 26.06.2018 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.08.2018. Признана недействительной сделка по погашению долга Федельберга С.П. перед обществом с ограниченной ответственностью «Ломбард «Серебряный сундучок» на сумму 206 575 рублей. Применены последствия недействительности сделки. Взыскано с общества с ограниченной ответственностью «Ломбард «Серебряный сундучок» в пользу Федельберга С.П. 206 575 рублей. Восстановлена  задолженность Федельберга С.П. перед обществом с ограниченной ответственностью «Ломбард «Серебряный сундучок» на сумму 94 500 рублей пеней. В остальной части в удовлетворении требований финансового управляющего Григорьева А.И. о признании сделки недействительной отказано.

Судами установлено, что в рамках исполнительного производства по акту о передаче нереализованного имущества должника автомобиль передан взыскателю ООО «Ломбард «Серебряный сундучок» в счет погашения задолженности в размере 465 500 руб., в том числе основной долг – 350 000 руб., проценты – 21 000 руб., пени – 94 500 руб., расходы по оплате государственной пошлины – 7880 руб. требования имущественного характера, 6000 рублей требования неимущественного характера; расходы по оплате услуг оценщика за отчет о рыночной стоимости автомобиля – 2500 руб. В соответствии с указанным актом о передаче нереализованного имущества должника передан взыскателю автомобиль оценочной стоимостью 577 575 руб.

Исходя из обстоятельств, установленных судами при разрешении обособленного спора, а именно – оценочной стоимости спорного имущества на момент совершения сделки, размера и состава задолженности, погашенной оспариваемой сделкой, с учетом правовой позиции, отраженной в определении Верховного Суда Российской Федерации от 14.02.2018 № 305-ЭС17-3098(2) суд кассационной инстанции посчитал, что признанию недействительной подлежит сделка в части, приведшей к погашению долга Федельберга С.П. перед ООО «Ломбард «Серебряный сундучок» (предоставлению кредитору) на сумму 206 575 рублей, из которых: 112 075 руб. – сумма составляющая превышение оценочной стоимости автомобиля над общей суммой задолженности кредитора, подтвержденной решением суда, 94 500 руб. – пеней, взысканных решением суда; в остальной части оспариваемая сделка не подлежит признанию недействительной по основаниям, предусмотренным статьей 61.3 Закона о банкротстве.

Необходимо учитывать, что восемьдесят процентов суммы, вырученной от реализации предмета залога, направляется на погашение требований кредитора по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов.

С учетом изложенного, сделка, в части повлекшей предоставление кредитору 112 075 руб. (суммы составляющей превышение оценочной стоимости автомобиля над общей суммой задолженности кредитора, подтвержденной решением суда) подлежит признанию недействительной.

При этом суд кассационной инстанции считает ошибочными выводы судов о том, что оценочная стоимость автомобиля, которая нашла отражение в акте, не подлежит учету и сопоставлению с погашаемым долгом ввиду необходимости переоценки автомобиля, обусловленной нахождением его более полутора лет на хранении Ломбарда без технического обслуживания и неопределенности относительно его технического состояния, влияющего на стоимость.

Указанные выводы суда не основаны на доказательствах, носят предположительный характер, тогда как выводы судов не могут основываться на предположениях. Права участников процесса неразрывно связаны с их процессуальными обязанностями, поэтому в случае не реализации участником процесса предоставленных ему законом прав, последний несет риск наступления неблагоприятных последствий, связанных с не совершением определенных действий (статья 9 АПК РФ). Доказательства, подтверждающие иную рыночную стоимость автомобиля на момент совершения сделки, отличающуюся от оценочной стоимости, нашедшей отражение в акте о передаче нереализованного имущества должника (577 575 руб.) лицами, участвующими в обособленном споре не представлены; ходатайство о назначении экспертизы не заявлялось.

Сделка в части погашения 94 500 руб., подлежит признанию недействительной, так как в этой части сделкой прекращено обязательство по уплате пеней, взысканных решением суда, и судами не установлена безусловная достаточность конкурсной массы для полного погашения имеющихся у должника обязательств перед другими кредиторами в части основного долга и причитающихся процентов.

При применении последствий недействительности сделки, кассационный суд руководствовался статьей 167 ГК РФ, пунктом 1 статьи 61.6 Закона о банкротстве.

В остальной части оспариваемая сделка не подлежит признанию недействительной, поскольку в любом случае Ломбарду как залоговому кредитору принадлежит право преимущественного удовлетворения из стоимости имущества – предмета залога; Ломбард не может считаться получившим предпочтение в части долга размер которого не превышает 80% от 577 575 руб. – оценочной стоимости автомобиля на дату совершения сделки.

9.4. Оспаривание сделок должника и признание их недействительными должно отвечать целям процедуры реализации имущества гражданина и способствовать восстановлению нарушенных прав, пополнению конкурсной массы и удовлетворению требований кредиторов исходя из принципов очередности и пропорциональности.

В отношении сделок должника по погашению требований залогового кредитора правовой эффект, достигаемый от оспаривания сделок, заключается в постановлении контрагента в такое положение, в котором бы он был, если бы сделка (в том числе по исполнению обязательства) не была совершена, а его требование удовлетворялось бы в рамках дела о банкротстве на законных основаниях.

При разрешении вопроса о квалификации той или иной сделки на предмет ее действительности судам следует исходить из перечисленных выше критериев, способствующих выравниванию правового положения кредиторов (позиция, изложена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 14.02.2018 № 305-ЭС17-3098 (2).)

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 23.10.2018 по делу №А12-11070/2017 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 17.04.2018 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.07.2018 о признании недействительной сделки по передаче судебным приставом-исполнителем имущества должника, применении последствий недействительности сделки.

Судами установлено, что вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Волгоградской области от 31.07.2015 по делу № А12-47549/2014 с главы крестьянского (фермерского) хозяйства Ларина С.Ю. в пользу открытого акционерного общества «Сбербанк России» в лице Волгоградского отделения № 8621 взыскана задолженность по кредитному договору от 12.05.2011 № 64/11 в размере 520 493 руб. 61 коп., задолженность по кредитному договору от 29.06.2011 № 96/11 3 562 213 руб. 94 коп., государственная пошлина в размере 50 413 руб. 54 коп. Обращено взыскание на заложенное имущество по договору залога от 12.05.2011 № 42/11, установлена начальная продажная стоимость данного имущества в размере 160 000 руб. 00 коп. Обращено взыскание на другое движимое имущество, установлена начальная продажная стоимость данного имущества в размере 628 000 руб. 00 коп. Также обращено взыскание на заложенное имущество по договору ипотеки от 29.06.2011, вытекающее из кредитного договора от 29.06.2011 № 96/11, принадлежащее на праве собственности Ларину С.Ю. Установлена общая продажная стоимость указанного имущества в размере 1 589 600 руб.

Определением арбитражного суда от 02.03.2017 по делу № А12- 47549/2014 произведена замена взыскателя на правопреемника ИП главу КФХ Кошенскова С.И.

В рамках исполнительного производства взыскателю – ИП главе КФХ Кошенскову С.И. судебным приставом передано имущество должника, нереализованное в принудительном порядке, по цене на 10% ниже его стоимости. Сделка по передаче спорного имущества должника Кошенскову С.И. от 24.03.2017 совершена в течение месяца до принятия заявления о признании должника банкротом (заявление о признании Ларина С.Ю. банкротом принято к производству определением суда от 07.04.2017), с предпочтением, оказанным Кошенскову С.И. в удовлетворении его требований, поскольку залоговый кредитор в результате оспариваемой сделки получил 100% от стоимости реализованного предмета залога, что невозможно в случае расчетов с кредиторами в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве (пункт 5 стати 213.27 Закона о банкротстве).

По аналогичным основаниям в рамках дела N А12-70513/2016 постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.12.2018 определение суда  от 04.10.2018 об отказе в удовлетворении заявления финансового управляющего об оспаривании сделки должника отменено, сделка по передаче имущества Компанца Константина Николаевича в пользу Эфрос Леонида Моисеевича, по постановлению судебного пристава-исполнителя Управления Федеральной службы судебных приставов по Москве ОСП по Троицкому АО от 11 сентября 2017 года, в части передачи имущества должника на сумму 2 377 148,51 руб., признана недействительной. Применены последствия недействительности сделки в виде взыскания с Эфрос Леонида Моисеевича в конкурсную массу должника Компанца Константина Николаевича 2 377 148,51 руб. Восстановлено право требования Эфрос Леонида Моисеевича к Компанцу Константину Николаевичу на сумму 2 377 148,51 руб.

Указанный правовой подход изложен в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 16.12.2019 N 305-ЭС19-927(2-5), Определении Верховного Суда РФ от 18.02.2020 N 308-ЭС19-27657)

В силу пункта 13 статьи 14 Федерального закона от 29.06.2015 № 154-ФЗ «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» абзац второй пункта 7 статьи 213.9 и пункты 1 и 2 статьи 213.32 Закона о банкротстве (в редакции от 29.06.2015) применяются к совершенным с 01.10.2015 сделкам граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями. Сделки указанных граждан, совершенные до 01.10.2015 с целью причинить вред кредиторам, могут быть признаны недействительными на основании статьи 10 ГК РФ по требованию финансового управляющего или конкурсного кредитора (уполномоченного органа) в порядке, предусмотренном пунктами 3-5 статьи 213.32 Закона о банкротстве.

9.5. По общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством оспариваются сделки, направленные на вывод активов должника; на формирование фиктивной задолженности в целях включения ее в реестр требований кредиторов должника. При этом основанием недействительности таких сделок могут являться, в частности совершение сделки при злоупотреблении правом (ст. 10, 168 ГК РФ); мнимость сделки (п. 1 ст. 170 ГК РФ); притворность сделки (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

9.5.1. Мнимость сделки (п. 1 ст. 170 ГК РФ)

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.02.2019 по делу №А12-46558/2017 оставлено без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 26.11.2018 о признании недействительным договора займа, оформленного распиской от 09.11.2015, заключенного между Степенным Н.К. и Закутновым А.А.

Так, 05.07.2018 в Арбитражный суд Волгоградской области поступило заявление финансового управляющего Орлова И.С. о признании недействительным договора займа, оформленного распиской от 09.11.2015, заключенного между Степенным Н.К. и Закутновым А.А.

Оспаривая реальность договора займа, финансовый управляющий ссылается на отсутствие каких-либо документов, подтверждающих наличие у Степенного Н.К. финансовой возможности предоставления должнику денежных средств в заявленной сумме, а у Закутнова А.А. документов о расходовании этих денежных средств.

При рассмотрении обособленного спора суды установили, что определением Арбитражного суда Волгоградской области от 13.07.2018 требования Степенного Н.К. в сумме 20 065 000 руб. включены в реестр требований кредиторов должника – Закутнова А.А., для удовлетворения в третью очередь в составе основного долга. При этом суд исходил из того, что требования подтверждены вступившим в законную силу судебным актом и отсутствуют доказательства погашения суммы долга (пункт 10 статьи 16 Закона о банкротстве). Действительность спорного договора займа от 09.11.2015, не рассматривалось.

 Из текста решения Ворошиловского районного суда г. Волгограда от 19.09.2017 по делу № 2-2695/2017 усматривается, что вопрос наличия заемных правоотношений на предмет безденежности займа, судом не разрешался по причине отсутствия соответствующих доводов лиц, участвующих в деле. Закутнов А.А. в судебном заседании против удовлетворения исковых требований Степенного Н.К. не возражал.

Взыскание долга по договору займа в рамках искового производства не препятствует оспариванию и признанию недействительным как мнимой сделки договора займа в рамках дела о банкротстве, если суд общей юрисдикции не исследовал вопрос о действительности передачи денежных средств (определение Верховного Суда Российской Федерации от 30.11.2016 №309-ЭС15-18214, определение Верховного Суда Российской Федерации от 28.11.2016 №309-ЭС15-18625). Предметом рассматриваемого районным судом заявления являлось взыскание задолженности по договору займа, основанием - неисполнение должником обязательств по возврату заемных средств, тогда как предметом настоящего обособленного спора в рамках дела о банкротстве должника является признание недействительной сделки должника. При таких обстоятельствах правило об освобождении от доказывания в данном деле применено быть не может и, соответственно, решение районного суда, не может быть положено в обоснование отказа в удовлетворении заявления финансового управляющего.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35, при оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

Доказательств, подтверждающих финансовую возможность Степенного Н.К. по предоставлению Должнику крупной суммы денежных средств по договору займа от 09.11.2015 и их расходования Закутновым А.А. не представлено.

В отсутствии доказательств реальности (денежности) оспариваемого договора займа, оформленного распиской от 09.11.2015, суды, на основании пункта 1 статьи 170 ГК РФ, пришли к выводу о его мнимости, направленности подлинной воли сторон на формирование искусственной кредиторской задолженности в целях создания преимущества отдельному лицу, что, безусловно, влечет нарушение прав независимых кредиторов на осуществление контроля над процедурой банкротства и на соразмерное удовлетворение их требований.

По аналогичным основаниям в рамках дела №А12-46558/2017  определением Арбитражного суда Волгоградской области от  14.02.2019 был признан недействительным договор займа, оформленный распиской, постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.05.2019 определение суда  от 14.02.2019 оставлено без изменения.

9.5.2. Совершение сделки при злоупотреблении правом (ст. 10, 168 ГК РФ), мнимость (п. 1 ст. 170 ГК РФ).

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 02.04.2019 по делу №А12-13432/2016 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 19.10.2018 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.12.2018 о признании недействительным договора купли-продажи земельного участка от 07.05.2015, заключенного между Дубовицким А.В. и Исаевой Е.С., применении последствий ее недействительности.

Учитывая разъяснения, данные в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», проверив наличие у Исаевой Е.С. финансовой возможности для приобретения спорного земельного участка и установив отсутствие в деле соответствующих доказательств, а равно доказательств получения должником равноценного встречного исполнения по сделке, принимая во внимание, что на спорном земельном участке имеются жилой дом и служебные постройки, которые, исходя из положений статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации, разъяснений, данных в пункте 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства», подлежали отчуждению вместе с земельным участком, однако, не являлись предметом договора, установив, что поведение должника было направлено на отчуждение ликвидного имущества последнего с целью исключения обращения взыскания на него в пользу кредиторов, то есть во вред последним, а также установив недобросовестность контрагента по сделке - Исаевой Е.С., суды посчитали доказанными злоупотребление правом сторонами при совершении сделки купли-продажи земельного участка, наличие оснований для вывода о ничтожности сделки применительно к статьям 10, 168 ГК РФ.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 21.01.2019 по делу №А12-13432/2016 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 13.07.2018 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.09.2018 о признании недействительным договора купли-продажи доли в квартире и применении последствий недействительности сделки.

Удовлетворяя заявление, суды, сославшись на положения статей 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходили из того, что сделка совершена с заинтересованным лицом; Дубовицкий А.В. являлся поручителем по многочисленным кредитным обязательствам ЗАО «Агро Инвест» перед Банками, по которым уже имелась и возрастала просрочка; сделка совершена безвозмездно, поскольку отсутствуют доказательства оплаты Царюком В.А. цены договора; сделка является мнимой, так как Дубовицкий А.В. до октября 2015 года продолжал жить (был зарегистрирован) в этой квартире; сделка направлена на вывод активов из-под возможного обращения на них взыскания по обязательствам Дубовицкого А.В. как поручителя.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 27.08.2018 по делу №А12-59571/2016 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 04.10.2017 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2018 о признании недействительным договора займа.

При рассмотрении настоящего обособленного спора судебные инстанции установили, что между Тапилиной Т.Н. и должником существует взаимосвязь, позволяющая считать Тапилину Т.Н. лицом, заинтересованным (подконтрольным) Изгаршеву Б.Т., что отражено в решении Центрального районного суда г. Волгограда от 16.02.2011 по делу № 2-1555/11, в котором со ссылкой на обстоятельства, установленные приговором Центрального районного суда г. Волгограда от 18.12.2009 о признании Изгаршева Б.Т. виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьей 315, частью 4 статьи 159, пунктом «б» части 3 статьи 174.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, указано, что Тапилина Т.Н. является работником Изгаршева Б.Т. как индивидуального предпринимателя и находится от Изгаршева Б.Т. в фактической трудовой зависимости. Изгаршев Б.Т. незаконно оформил на себя право собственности на недвижимое имущество, принадлежащее ООО «ЭлисХолд», затем переоформил его по частям на целый ряд своих подконтрольных лиц работников, в том числе и на Тапилину Т.Н., которая согласилась на переоформление на неё права собственности на недвижимое имущество ООО «Элис-Холд», так как была введена Изгаршевым Б.Т. в заблуждение относительно правомерности его действий. Тапилина Т.Н. также является директором ООО «РИА», учредителем которого ранее являлся Изгаршев Б.Т. (по сведениям из справочной системы КонтурФокус). Исходя из информации, содержащейся в ЕГРЮЛ, Тапилина Т.Н. является директором ООО «Клуб «Зенит», при этом учредителем ООО «Клуб «Зенит» выступает Сычева Виктория Борисовна, которая является родной дочерью Изгаршева Б.Т. (факт родства Изгаршева Б.Т. и Сычевой В.Б. подтверждается решением Центрального районного суда г. Волгограда от 03.10.2013 по делу № 2-5990/2013).

Кроме того, судами принято во внимание, что Тапилина Т.Н. являлась кредитором ООО «Пивовар Изгаршев» по делу № А12-7019/2012 с суммой требований 1 238 608 руб., и при условии невозвращения предыдущего долга на сумму более одного миллиона рублей, предоставляет Изгаршеву Б.Т. заем на сумму 700 000 руб. Также судами установлено, что оспариваемая сделка совершена в тот период, когда у Изгаршева Б.Т. имелись неисполненные обязательства: перед ООО «ЭЛИС-Холд» на сумму 2 614 666 руб., что подтверждается имеющимися в материалах дела копиями судебных актов и постановлений Межрайонного отдела по особым исполнительным производствам УФССП по Волгоградской области; перед Изгаршевой И.В., что подтверждается решением Центрального районного суда г. Волгограда от 03.10.2013 по делу № 2-5990/2013 и вынесенным по нему апелляционным определением Волгоградского областного суда от 19.02.2014 о взыскании с Изгаршева Б.Т. в пользу Изгаршевой И.В. денежной компенсации за неравноценный раздел общего имущества в сумме 22 293 479,08 руб. Данными судебными актами установлено, что брак между Изгаршевой И.В. и Изгаршевым Б.Т. был расторгнут 21.01.2008, в 2007-2008 Изгаршев Б.Т. продал совместное имущество на сумму 129 125 309 руб., а полученные деньги израсходовал по своему усмотрению, в том числе на выдачу займов.

При этом судами установлено, что Тапилина Т.Н. и Изгаршев Б.Т. не представили доказательств экономической целесообразности заключения оспариваемой сделки, Тапилина Т.Н. не представила доказательства наличия у нее финансовой возможности предоставить заем, а должник доказательства расходования заемных денежных средств.

Суды удовлетворили заявленные требования, признав оспариваемую сделку недействительной (ничтожной).

Придя к выводу о мнимости оспариваемой сделки, суды сочли, что ее целью являлось создание видимости правомерности передачи денежных средств по договору займа для создания искусственной задолженности для получения должником Изгаршевым Б.Т. возможности контроля над процедурой банкротства с момента её возбуждения, для увеличения кредиторской задолженности в ущерб реальным кредиторам должника.

По аналогичным основаниям в рамках дела №А12-59571/2016  определением Арбитражного суда Волгоградской области от  09.10.2017 был признан недействительным договор займа, постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.01.2018 определение суда  от 09.10.2017 оставлено без изменения. Кассационной инстанцией от 26.04.2018 судебные акты нижестоящих судебных инстанций оставлены без изменения.

Данный вывод соответствует правовой позиции, изложенной в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 25.07.2016 № 305-ЭС16-2411.

9.5.3. Недействительность сделки по признаку ничтожности (ст.168 ГК РФ) как противоречащие статьям 53, 160, 362 ГК РФ. Подписание договора лицом, не обладающим соответствующими полномочиями.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 27.09.2018 по делу №А12-52905/2015 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 10.04.2018 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2018 о признании недействительным договора поручительства.

Судами установлено, что подписание договоров другим лицом с подделкой подписи лица, указанного в качестве стороны сделки, свидетельствует об отсутствии воли последнего на совершение сделки и о несоблюдении простой письменной формы сделки. Иное лицо (осужденное по приговору суда), подписывая договоры вместо Орешкиной Н.А., действовало с преступным умыслом, то есть злоупотребляя своими правами. Сотрудник Банка, заключая договоры поручительства не с лицом дающим поручение – Орешкиной Н.А., а с иным лицом, фактически действовал со злоупотреблением правом, поскольку возлагал необоснованные обязательства на Орешкину Н.А. Поскольку договоры поручительства подписаны неуполномоченным лицом со стороны Орешкиной Н.А., в силу статьи 168 ГК РФ являются недействительными сделками по признаку ничтожности, как противоречащие статьям 53, 160, 362 ГК РФ. Подписание договора не лицом, обладающим соответствующими полномочиями, является основанием для проверки сделки на ее недействительность, а не незаключенность.

Аналогичная позиция изложена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 31.07.2015 № 308-ЭС15-10414.

10. Завершение процедуры банкротства гражданина-должника и вопрос об освобождении (не освобождении) от исполнения обязательств.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 213.28 Закона о банкротстве после завершения расчетов с кредиторами финансовый управляющий обязан представить в арбитражный суд отчет о результатах реализации имущества гражданина с приложением копий документов, подтверждающих продажу имущества гражданина и погашение требований кредиторов, а также реестр требований кредиторов с указанием размера погашенных требований кредиторов.

По итогам рассмотрения отчета о результатах реализации имущества гражданина арбитражный суд выносит определение о завершении реализации имущества гражданина.

После завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина.

При этом абз. 2 п. 3 ст.213.28 Закона о банкротстве установлено, что освобождение гражданина от обязательств не распространяется на требования кредиторов, предусмотренные п. п. 4, 5 ст. 213.28 Закона о банкротстве, а также на требования, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту принятия определения о завершении реализации имущества гражданина.

В этих случаях арбитражный суд в определении о завершении реализации имущества гражданина указывает на неприменение в отношении гражданина правила об освобождении от исполнения обязательств перед конкретным кредитором либо выносит определение о неприменении в отношении гражданина правила об освобождении от исполнения обязательств, если эти случаи выявлены после завершения реализации имущества гражданина.

Законодатель предусмотрел механизм освобождения гражданина, признанного банкротом от обязательств, одним из элементов которого является добросовестность поведения гражданина, в целях недопущения злоупотребления в применении в отношении гражданина правила об освобождении от исполнения обязательств как результата банкротства.

Закрепленные в законодательстве о несостоятельности граждан положения о не освобождении от обязательств недобросовестных должников, а также о недопустимости банкротства лиц, испытывающих только временные затруднения, направлены на исключение возможности получения должником несправедливых преимуществ, обеспечивая тем самым защиту интересов кредиторов.

Как разъяснено в абз. 4 - 5 п. 1 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", поведение стороны может быть признано недобросовестным по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если другие стороны на них не ссылались. Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения применяет меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны.

10.1. Освобождение гражданина от обязательств не допускается в случае, если доказано что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве должника, последний действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, представил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество (абзац 4 пункта 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве).

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 09.04.2019 по делу №А12-43842/2017 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 24.09.2018 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.01.2019 о завершении процедуры реализации имущества должника, отказе в удовлетворении ходатайства кредитора о неприменении в отношении должника правила об освобождении от исполнения обязательств и освобождении должника от дальнейшего исполнения обязательств.

Судами установлено, что на момент заключения  займа, в обеспечение которого были заключены договора поручительства, должник осуществлял предпринимательскую деятельность, брал займ на закупку товара и планировала его погашение за счет дохода от предпринимательской деятельности. Фактов злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности не установлено, напротив, представлены доказательства погашения задолженности. Основания для признания Коваленко Л.А. недобросовестным должником, увеличивавшем свою кредиторскую задолженность при заведомой неспособности к ее погашению отсутствуют.

Определением Верховного Суда РФ от 07.08.2019 N 306-ЭС19-12141 по делу N А12-43842/2017 в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу о недоказанности фактов, препятствующих освобождению должника от дальнейшего исполнения обязательств, в том числе его недобросовестности.

По другому делу, постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 13.02.2019 по делу N А12-20928/2017 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской от 04.09.2018, постановление суда апелляционной  инстанции от 30.10.2018 о завершении процедура реализации имущества гражданки Туцович Е.В. и освобождении последней от дальнейшего исполнения имевшихся на дату обращения в суд с заявлением о банкротстве должника требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении процедуры реализации имущества гражданина.

Судами установлено, должником, как лицом, осуществлявшим предпринимательскую деятельность, в материалы дела были представлены первичные документы о хозяйственных отношениях с контрагентами, доказательства расходования денежных средств, полученных от кредиторов, за 3-летний период, предшествующей дате подачи заявления и признании должника банкротом, неплатежеспособность наступила в результате невыполнения взятых на себя обязательств, и как следствие, принятых решений различными судами, с октября 2015 года. Доказательств наличия у Должника какого-либо имущества, возможности оспаривания сделок должника и возврата имущества в конкурсную массу, кредитором не представлено.

Наличие неисполненных обязательств по уплате налогов и иных обязательных платежей, согласно пункту 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве, действительно может являться основанием для неприменения к гражданину правила об освобождении от дальнейшего исполнения обязательств, однако в части непосредственно обязательств перед уполномоченным органом, а не иными конкурсными кредиторами. Кроме того,  судом должен быть установлен факт уклонения гражданина от исполнения соответствующих обязательств, то есть их неисполнения вследствие умышленных недобросовестных действий, что следует из правовой позиции, изложенной в Определениях Верховного Суда РФ от 25.01.2018 № 310-ЭС17-14013, от 28.04.2018 № 305-ЭС17- 13146(2), от 28.04.2018 № 302-ЭС17-19710.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.08.2018 по делу №А12-26766/2017 оставлено без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 19.06.2018  о завершении процедуры реализации имущества должника Дохненко А.В., отказе в применении правил об освобождении от дальнейшего исполнения имевшихся на дату обращения в суд с заявлением о банкротстве должника требований кредиторов.

Судами установлено, что движимое имущество - автотранспортное средство, принадлежащее должнику и являющееся предметом залога ПАО «Плюс Банк», отсутствует, в 2012 году выбыло из владения Дохненко А.В., поскольку было продано по договору купли-продажи Мансурову С.И., а в последующем снято с учета в связи с утилизацией. Реализация предмета залога, произведена должником без уведомления и получения согласия залогодержателя, денежные средства, полученные от продажи автотранспортного средства, не были направлены на погашение задолженности по кредитному договору, что свидетельствует о недобросовестных действиях должника, повлекших за собой причинение вреда кредитору.

Аналогичная правовая позиция сформирована в Определении Верховного Суда РФ от 13.02.2019 N 306-ЭС18-25104 по делу N А12-27953/2016, Постановлениях Арбитражного суда Поволжского округа от 24.10.2019 N Ф06-22637/2017 по делу N А12-39551/2016, от 26.02.2019 N Ф06-26712/2017 по делу N А12-185/2016, от 19.09.2019 N Ф06-51166/2019 по делу N А12-22803/2018, от 08.11.2019 N Ф06-53779/2019 по делу N А12-22304/2018, от 22.05.2018 N Ф06-32378/2018 по делу N А12-36440/2016, Постановлениях Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.02.2020 по делу N А12-25971/2018, от 01.02.2018 по делу А12-11248/2017.

10.2. Неисполнение должником обязанности по представлению документов, равно как и сообщение суду недостоверных либо неполных сведений, может являться основанием для неприменения в отношении должника правила об освобождении от исполнения обязательств.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2018 по делу №А12-55001/2015 оставлено без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 05.06.2018 о завершении процедуры реализации имущества должника – Туманяна В.Д. и освобождении освобожден от дальнейшего исполнения имевшихся на дату обращения в суд с заявлением о банкротстве должника требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении процедуры реализации имущества гражданина, за исключением обязательств перед АО "Райффайзенбанк" в размере 13 780 907,99 рублей, ООО "Современные технологии ВВ" в размере 36 000,00 рублей, ПАО "Сбербанк России" Волгоградское отделение N 8621 в размере 967 541,50 рублей, Верхововой Викторией Николаевной в размере 249 886,89 рублей, ФНС России в лице МИ ФНС России N 10 по Волгоградской области в размере 12 109,78 рублей.

Процедура банкротства в отношении Туманяна В.Д. введена по заявлению кредитора - АО "Райффайзенбанк".

В ходе рассмотрения ходатайства финансового управляющего Болдырева С.И. о завершении процедуры реализации имущества гражданина и не применении правила об освобождении Туманяна В.Д. от исполнения обязательств судом установлено, что согласно ответу Регионального отдела информационного обеспечения ГИБДД ГУ МВД России по Волгоградской области от 09.02.2017 за Туманяном В.Д. зарегистрированы следующие транспортные средства ВАЗ 21074, 2007 года выпуска госномер К007ХВ34 и ВАЗ 21011, 1974 года выпуска, госномер С999ВХ34.

Однако сведения о местонахождении данных транспортных средств должником управляющему не переданы. Должник уклоняется от передачи транспортных средств, равно как и от получения соответствующих требований о передаче указанного имущества.

В связи с не передачей имущества финансовым управляющим 24.07.17 в прокуратуру Краснооктябрьского района г. Волгограда направлено заявление о привлечении должника к административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве. По заявлению управляющего в отношении Туманяна В.Д. возбуждено дело об административном правонарушении по ч. 1 ст. 14.13 КоАП РФ.

Сведения о местонахождении транспортных средств не предоставлены Туманяном В.Д. ни в суде первой, ни в суде апелляционной инстанции.

Суды пришел к выводу о недобросовестном уклонении Должника от передачи финансовому управляющему имущества и предоставления необходимых для выполнения мероприятий процедуры реализации имущества сведений, в связи с чем к Туманяну В.Д., в силу абзаца третьего пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве не подлежали применению правила об освобождении от исполнения обязательств.

Аналогичная правовая позиция изложена в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 28.04.2018 N 305-ЭС17-13146 (2), Определении Верховного Суда Российской Федерации от 25.01.2018 N 310-ЭС17-14013.

10.3. Освобождение должника от обязательств не допускается, если доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве должника, последний действовал незаконно.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 29.08.2019 по делу N А12-13016/2018 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 04.02.2019 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.06.2019 о завершении процедуры реализации имущества должника СеливановаР.А.,  освобождении от дальнейшего исполнения имевшихся на дату обращения в суд с заявлением о банкротстве должника требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении процедуры реализации имущества гражданина, за исключением обязательств перед Российской Федерацией в размере 62 497 750 рублей - ущерб в доход государства.

Определением Верховного Суда РФ от 20.12.2019 N 306-ЭС19-22868 по делу N А12-13016/2018 отказано в передаче его кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Судебными инстанциями установлено, что определением от 06.12.2018 требования УФНС России по Волгоградской области в размере 62 497 750 руб. - ущерб в доход государства, включены в состав требований, подлежащих удовлетворению после удовлетворения требований кредиторов третьей очереди, включенных в реестр требований кредиторов Селиванова Р.А.

Денежные требования уполномоченного органа являются ущербом, причиненным  преступлением, совершенным должником, размер и наличие которого подтверждены вступившим в законную силу судебными актами суда общей юрисдикции. Установленные вступившим в законную силу приговором суда незаконные действия должника при возникновении обязательства, на котором уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве должника, в силу прямого указания абзаца четвертого пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве исключают применение в отношении него нормы об освобождении от обязательств перед уполномоченным органом.

Также, постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 05.12.2018 по делу № А12-52020/2015 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 27.07.2018 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.09.2018 о завершении процедуры реализации имущества должника  Стульникова С.В. и освобождении от дальнейшего исполнения имевшихся на дату обращения в суд с заявлением о банкротстве должника требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении процедуры реализации имущества гражданина, за исключением обязательств перед Литвиненко Н.Н. в размере 7 014 336 руб. 05 коп., из них 5 969 933 руб. 73 коп. в составе основного долга и 1 044 402 руб. 32 коп. в составе санкций.

Определением Верховного Суда РФ от 15.02.2019 N 306-ЭС16-14723(11) по делу N А12-52020/2015 отказано в передаче его кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Судами установлено, что определением Арбитражного суда Волгоградской области от 17.03.2016 требование Литвиненко Н.Н., основанное на непогашенной задолженности Стульникова С.В., подтвержденной вступившими в законную силу судебными актами, включено в третью очередь реестра требований кредиторов в сумме 6 066 558 руб. 61 коп. в составе основного долга и 1 044 402 руб. 32 коп. в составе санкций.

Приговором Центрального районного суда г. Волгограда от 22.05.2015 по делу № 1-144/2015 Стульников С.В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 177 УК РФ, установлено совершение Стульниковым С.В. злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности в крупном размере после вступления в законную силу судебного акта о взыскании со Стульникова С.В. в пользу Литвиненко Н.Н. суммы долга, Литвиненко Н.Н. признана потерпевшей по уголовному делу.

Установив таким образом, что в отношении обязательства перед Литвиненко Н.Н. должник Стульников С.В. действовал незаконно, совершил злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, в чем признан виновным приговором суда, вступившим в законную силу, суд сделал вывод о наличии правовых оснований не применения в отношении должника правил об освобождении от исполнения обязательств перед Литвиненко Н.Н.

Подобный подход согласуется с правовой позицией, изложенной в   Определении  Верховного Суда Российской Федерации от 30.01.2019 N 306-ЭС17-7905(2) по делу N А12-46608/2015, определении Верховного Суда РФ от 17.12.2018 N 306-ЭС18-20372 по делу N А12-10172/2016.

10.4. В силу закона не подлежат применению положения законодательства о банкротстве об освобождении должника от дальнейшего исполнения требований кредиторов (п. 6 ст. 213.28 Закона о банкротстве) к требованиям о привлечении гражданина как контролирующего лица к субсидиарной ответственности и они сохраняют силу после окончания производства по делу о его банкротстве в непогашенной части.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 20.09.2018 по делу № А12-40327/2016 оставлены без изменения определение Арбитражного суда Волгоградской области от 13.04.2018,  постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.07.2018 о завершении процедуру реализации имущества должника, освобождении Варламовой Г.П. от дальнейшего исполнения требований кредиторов, за исключением требований кредиторов, предусмотренных пунктом 6 статьи 213.28 Закона о банкротстве, требований, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту принятия определения о завершении реализации имущества гражданина, а также за исключением требований ОАО «Транспортная фирма «Атлант» в размере 1 643 295,32 руб. и требований ФНС России в лице ИФНС России по Ленинскому району г.Самары в размере 35 217,17 руб.

Определением Верховного Суда РФ от 28.01.2019 N 306-ЭС18-23674 по делу N А12-40327/2016  отказано в передаче его кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Судами установлено, что требования ОАО «Транспортная фирма «Атлант» и ФНС России являются требованиями к Варламовой Г.П. о взыскании задолженности, взысканной в порядке привлечения к субсидиарной ответственности. Доказательств отмены определения Арбитражного суда Самарской области от 25.12.2015 о привлечении Варламовой Г.П. к субсидиарной ответственности не представлено.

Правила об освобождении должника от требований, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту принятия определения о завершении реализации имущества гражданина, а также за исключением требований ОАО «Транспортная фирма «Атлант» в размере 1 643 295,32 руб. и требований ФНС России в лице ИФНС России по Ленинскому району г.Самары в размере 35 217,17 руб., судами не применены поскольку в действиях должника установлены основания для применения п. 6 ст. 213.28 Закона о банкротстве.

Аналогичная правовая позиция изложена в  Определении Верховного Суда РФ от 13.08.2019 N 306-ЭС19-12296 по делу N А12-12131/2018, Определении Верховного Суда РФ от 20.03.2020 N 306-ЭС20-1944 по делу N А12-11571/2018, Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 09.07.2019 N Ф06-48560/2019 по делу N А12-45018/2017, Постановлении Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.04.2019 N 12АП-3037/2019 по делу N А12-12822/2018.