Аналитическая справка о судебной практике рассмотрения вопросов завершения процедуры банкротства должника – гражданина и освобождения (не освобождения) от исполнения обязательств по делам о несостоятельности (банкротстве) граждан и ИП

Аналитическая справка

о судебной практике рассмотрения вопросов завершения процедуры банкротства должника – гражданина и освобождения (не освобождения) от исполнения обязательств по делам о несостоятельности (банкротстве) граждан и индивидуальных предпринимателей за 2020 год и 1 квартал 2021 года

(одобрена постановлением президиума Арбитражного суда Волгоградской области от 07.05.2021)

 

 

В соответствии с пунктом  4.4. Плана работы Арбитражного суда Волгоградской области на I полугодие 2021 года проведено обобщение судебной практики рассмотрения вопросов завершения процедуры банкротства должника – гражданина и освобождения (не освобождения) от исполнения обязательств по делам о несостоятельности (банкротстве) граждан и индивидуальных предпринимателей.

 

При рассмотрении вопросов завершения процедуры банкротства должника – гражданина и освобождения (не освобождения) от исполнения обязательств суд  руководствуется Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом №127-ФЗ  от 26.10.2002 «О несостоятельности (банкротстве), иными федеральными законами,  когда их применение  предусмотрено  законодательством о банкротстве, Постановлениями Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Постановлениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в частности, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан".

 

Всего за анализируемый период 2020 год, 1 квартал 2021 года в рамках дел о банкротстве Арбитражным судом Волгоградской области завершена процедура реализации имущества в отношении 2755 должников. Обжаловано в суд апелляционной инстанции по состоянию на 31 марта 2021 года 30  судебных актов, отменены (изменены) 6, в суд кассационной инстанции обжаловано 7 судебных актов, по результатам кассационного обжалования судебные акты суда первой инстанции не отменялись.

 

За отчетный период (2020 год) судьями судебного состава завершена процедура реализации имущества в отношении 1985 должников (1958 дел о несостоятельности (банкротстве) граждан и 27 дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей), не применено правило об освобождении гражданина от исполнения обязательств по 31 делу (абз. 2 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве по 9-ти делам,  абз. 3 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве по 7-ми делам, абз. 4 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве по 15-ти делам).

 За отчетный период (1 квартал 2021 года) судьями судебного состава завершена процедура реализации имущества в отношении 770 должников (767 дел о несостоятельности (банкротстве) граждан и 3 дела о банкротстве индивидуальных предпринимателей), не применено правило об освобождении гражданина от исполнения обязательств по 6 делам (абз. 2 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве по 1 делу, абз. 3 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве по 2 делам,  абз. 4 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве по 3 делам).

Из завершенных рассмотрением по существу дел о несостоятельности (банкротстве) граждан и индивидуальных предпринимателей в 2020 году (1985) и I квартале 2021 года (770) по состоянию на 31.03.2021 обжаловано в апелляционном порядке 30 судебных актов (24 в 2020 году и 6 в 2021 году, дела №№ А12-33858/2019, А12-65444/2016, А12-26932/2019, А12-19837/2019, А12-34984/2019, А12-4812/2016, А12-58495/2016, А12-36816/2019, А12‑42183/2018, А12-30464/2019, А12-73210/2016, А12-40966/2018, А12-27442/2019, А12-36241/2019, А12-13740/2019, А12-22444/2019, А12-3369/2019, А12-23271/2019, А12-28117/2019, А12-26658/2019, А12-45304/2019, А12-24871/2019, А12-41577/2016, А12-34835/2019, А12-26655/2019, А12-18468/2020, А12-11268/2020, А12-32678/2019, А12-40222/2019, А12-12875/2020).

Апелляционной инстанцией оставлено без изменения 22 судебных актов, отменены (отменены в части) 6 судебных актов, из которых 5 с разрешением вопроса по существу, 1 с направлением вопроса на новое рассмотрение (№ А12-33858/2019, судом первой инстанции на отчетную дату не рассмотрено).

В кассационную инстанцию обжаловано 7 судебных актов, по 5 делам  определения суда первой инстанции и постановления апелляционной инстанции оставлены без изменений, по делу № А12-23271/2019 постановление суда апелляционной инстанции отменено, оставлено в силе определение суда первой инстанции, по 1 делу кассационная жалоба возвращена заявителю ввиду пропуска процессуального срока обжалования (№ А12-13740/2019).

Кассационные жалобы в Верховный Суд Российской Федерации поданы по 4 делам (№№ А12-4812/2016, А12-40966/2018, А12-23271/2019, А12-26655/2019), в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано.

Из указанных 30 обжалованных судебных актов о завершении процедуры реализации имущества гражданина мотивами обжалования по 6 (20 % от 30) делам явились доводы о невыполнении всех мероприятий в процедуре реализации имущества гражданина, по 22 (73,3% от 30) делам доводы о необоснованности вывода суда о применении (не применении) правил об освобождении от обязательств. По двум делам доводы жалоб носили смешанный характер (6,7% от 30).

Отменено (отменено в части) судом апелляционной инстанции 6 судебных актов по делам: А12-34835/2019, А12-23271/2019 (постановлением АС ПО постановление 12 ААС отменено, определение суда первой инстанции оставлено в силе), А12-26658/2019, А12-33858/2019, А12-73210/2016, А12-34984/2019.

 

Проведение обобщения обусловлено систематически возрастающей востребованностью института банкротства физических лиц и соответствующей судебной нагрузки, вследствие чего актуальным является выработка и унификация критериев, в частности, критериев оценки добросовестности поведения должника при рассмотрении судом вопроса о завершении процедуры банкротства и освобождении от исполнения обязательств.

При этом, в отличие от требований, освобождение от исполнения которых не допускается в силу прямого указания закона (абз. 2 п. 3, п.п. 5, 6 ст. 213.28 Закона о банкротстве), в отношении иных требований общее правило освобождения от дальнейшего исполнения не применяется при установлении обстоятельств, предусмотренных пунктом 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве и связанных с оценкой судом добросовестности действий (бездействия) должника в периоды как до, так и после возбуждения дела и введения процедур банкротства.

Не освобождение судом гражданина от обязательств означает выявление судом совершенных умышленно недобросовестных действий должника:

при возникновении и исполнении обязательств;

при взаимодействии с судом, финансовым управляющим и кредиторами в процедуре банкротства.

Закрепленные в законе положения о не освобождении от обязательств недобросовестных должников направлены на исключение возможности получения должником несправедливых преимуществ, обеспечивая тем самым защиту интересов кредиторов.

 

Согласно правовой позиции, отраженной в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 28.01.2019 N 301-ЭС18-13818 по делу N А28-3350/2017, в силу Закона о банкротстве процедуры несостоятельности в отношении гражданина осуществляются под контролем суда, который последовательно принимает решения по всем ключевым вопросам, в том числе касающимся возбуждения дела, введения той или иной процедуры, утверждения арбитражного управляющего, установления требований кредиторов, разрешения возникающих в ходе процедур банкротства разногласий, освобождения гражданина от долговых обязательств и т.д.

 

Согласно позиции Конституционного Суда РФ, отраженной, в частности, в Определении от 29.10.2020 N 2429-О, Определении от 24.12.2020 N 2948-О нормы п. 4 ст. 213.28  Закона о банкротстве направлены в том числе на недопустимость использования механизма освобождения гражданина от обязательств в случаях, когда при возникновении или исполнении обязательства имело место поведение гражданина-должника, не согласующееся с требованиями статей 15 (часть 2) и 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации об обязанности граждан и их объединений соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы и о неприемлемости осуществления прав и свобод человека и гражданина в нарушение прав и свобод других лиц, а также с требованиями статьи 1 ГК Российской Федерации, согласно которым при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно и никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (пункты 3 и 4)

 

Пункт 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации":

Поведение стороны может быть признано недобросовестным по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если другие стороны на них не ссылались. Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения применяет меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны.

Данное разъяснение, применительно к специфике потребительского банкротства граждан, конкретизировано в правовых позициях Верховного Суда Российской Федерации, среди которых можно выделить следующие.

 

I. Общие позиции.

 

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 25.01.2018 N 310-ЭС17-14013 по делу N А48-7405/2015.

По общему правилу обычным способом прекращения гражданско-правовых обязательств и публичных обязанностей является их надлежащее исполнение (пункт 1 статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 45 Налогового кодекса Российской Федерации и т.д.).

Институт банкротства граждан предусматривает иной - экстраординарный - механизм освобождения лиц, попавших в тяжелое финансовое положение, от погашения требований кредиторов, - списание долгов.

При этом целью института потребительского банкротства является социальная реабилитация гражданина - предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, чем в определенной степени ущемляются права кредиторов, рассчитывавших на получение причитающегося им.

Вследствие этого к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом.

 

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 23.01.2017 N 304-ЭС16-14541 по делу N А70-14095/2015.

1) Закрепленные в законодательстве о несостоятельности граждан положения о не освобождении от обязательств недобросовестных должников, а также о недопустимости банкротства лиц, испытывающих временные затруднения, направлены на исключение возможности получения должником несправедливых преимуществ, обеспечивая тем самым защиту интересов кредиторов.

Таким образом, устанавливается баланс между социально-реабилитационной целью потребительского банкротства, достигаемой путем списания непосильных долговых обязательств гражданина с одновременным введением в отношении него ограничений, установленных статьей 213.30 Закона о банкротстве, и необходимостью защиты прав кредиторов.

2) Один лишь факт подачи гражданином заявления о собственном банкротстве нельзя признать безусловным свидетельством его недобросовестности.

 

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 15.06.2017 по делу N 304-ЭС17-76, А03-23386/2015.

Отказ в освобождении от обязательств должен быть обусловлен противоправным поведением должника, направленным на умышленное уклонение от исполнения своих обязательств перед кредиторами (сокрытие своего имущества, воспрепятствование деятельности финансового управляющего и т.д.).

 

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 25.01.2018 N 310-ЭС17-14013 по делу N А48-7405/2015.

Признание по инициативе суда поведения должника недобросовестным, исключающим возможность применения к нему правил об освобождении от исполнения обязательств, не противоречит действующему законодательству.

 

II. Поведение должника в процедуре банкротства.

 

Пункт 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 N 45:

Целью положений пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве в их системном толковании является обеспечение добросовестного сотрудничества должника с судом, финансовым управляющим и кредиторами. Указанная норма направлена на недопущение сокрытия должником каких-либо обстоятельств, которые могут отрицательно повлиять на возможность максимально полного удовлетворения требований кредиторов, затруднить разрешение судом вопросов, возникающих при рассмотрении дела о банкротстве, или иным образом воспрепятствовать рассмотрению дела.

 

 

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 19.04.2021 N 304-ЭС20-20820 по делу N А72-18110/2016.

В процедурах банкротства гражданин-должник обязан предоставить информацию о его финансовом положении, в том числе сведения о его имуществе с указанием его местонахождения, об источниках доходов, о наличии банковских и иных счетов и о движении денежных средств по ним (пункт 3 статьи 213.4, пункт 6 статьи 213.5 Закона о банкротстве).

Неисполнение данной обязанности, с одной стороны, не позволяет оказать гражданину действенную и эффективную помощь в выходе из кризисной ситуации через процедуру реструктуризации долгов, а с другой – создает препятствия для максимально полного удовлетворения требований кредиторов, свидетельствует о намерении получить не вытекающую из закона выгоду за счет освобождения от обязательств перед кредиторами.

Подобное поведение неприемлемо для получения привилегий посредством банкротства, поэтому непредставление гражданином необходимых сведений (представление заведомо недостоверных сведений) является обстоятельством, препятствующим освобождению гражданина от обязательств (абзац 3 пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве).

Исключения могут составлять случаи, если должник доказал, что информация не была раскрыта ввиду отсутствия у него реальной возможности ее предоставить, его добросовестного заблуждения в ее значимости или информация не имела существенного значения для решения вопросов банкротства.

 

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 28.04.2018 N 305-ЭС17-13146(2) по делу N А40-41410/16.

1) В том случае, если будет установлено, что нарушение, заключающееся в не раскрытии необходимой информации, являлось малозначительным либо совершено вследствие добросовестного заблуждения гражданина-должника, суд вправе отказать в применении положений абзаца третьего пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве.

Бремя доказывания таких обстоятельств лежит на должнике (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

2) Поскольку принятие гражданином на себя значительных денежных обязательств предполагает наличие у него возможности их своевременного исполнения за счет постоянного источника дохода или иного имущества, в том числе приобретенного на заемные средства, последующее банкротство должника и принимаемые в связи с этим в отношении него меры реабилитационного характера возлагают на последнего встречную обязанность по раскрытию своего имущественного положения, цели получения кредита (займа), его расходовании и иных сведений, необходимых для финансового анализа, проверки и выявления подлежащего включению в конкурсную массу имущества.

 

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 25.01.2018 N 310-ЭС17-14013 по делу N А48-7405/2015.

Малозначительным является, в частности, такое не предоставление информации, которое не создает угрозы причинения вреда имущественным интересам кредиторов, либо обусловлено ошибкой, совершенной при добросовестном заблуждении.

 

III. Поведение должника при возникновении и исполнении обязательств.

 

Пункт 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 N 45.

Согласно абзацу четвертому пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве освобождение должника от обязательств не допускается, если доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве должника, последний действовал незаконно, в том числе совершил действия, указанные в этом абзаце. Соответствующие обстоятельства могут быть установлены в рамках любого судебного процесса (обособленного спора) по делу о банкротстве должника, а также в иных делах.

 

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 03.09.2020 N 310-ЭС20-6956 по делу N А23-734/2018.

Злостное уклонение от погашения задолженности выражается в стойком умышленном нежелании должника исполнять обязательство при наличии возможности. Такое уклонение обычно не ограничивается простым бездействием; как правило, поведение должника активно, он продолжительное время совершает намеренные действия для достижения своей противоправной цели. Злостное уклонение следует отграничивать от непогашения долга вследствие отсутствия возможности, нерационального ведения домашнего хозяйства или стечения жизненных обстоятельств.

Признаки злостности уклонения обнаруживаются, помимо прочего, в том, что должник:

умышленно скрывает свои действительные доходы или имущество, на которые может быть обращено взыскание;

совершает в отношении этого имущества незаконные действия, в том числе мнимые сделки (статья 170 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ)), с тем, чтобы не производить расчеты с кредитором;

изменяет место жительства или имя, не извещая об этом кредитора;

противодействует судебному приставу-исполнителю или финансовому управляющему в исполнении обязанностей по формированию имущественной массы, подлежащей описи, реализации и направлению на погашение задолженности по обязательству;

несмотря на требования кредитора о погашении долга ведет явно роскошный образ жизни.

 

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 03.06.2019 N 305-ЭС18-26429 по делу N А41-20557/2016, "Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2019)" (вопрос 24).

В случае положительного решения о выдаче кредита, основанного на достоверной информации, предоставленной гражданином, последующая ссылка банка на неразумные действия заемщика, взявшего на себя чрезмерные обязательства в отсутствие соответствующего источника погашения кредита, не может быть принята во внимание для целей применения положений пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве.

Последовательное наращивание гражданином кредиторской задолженности путем получения денежных средств в различных кредитных организациях может быть квалифицировано как его недобросовестное поведение, влекущее отказ в освобождении гражданина от обязательств, лишь в случае сокрытия им необходимых сведений (размер дохода, место работы, кредитные обязательства в других кредитных организациях и т.п.) либо предоставления заведомо недостоверной информации.

 

 

 

По итогам обобщения Арбитражным судом Волгоградской области судебной практики рассмотрения вопросов завершения процедуры банкротства должника – гражданина и освобождения (не освобождения) от исполнения обязательств, следует выделить следующие правовые позиции.

 

1. Завершение процедуры банкротства гражданина.                                                 

 

Из 6 отмененных (отмененных в части) судебных актов суда первой инстанции, 2 судебных акта (№№ А12-33858/2019, А12-26658/2019) отменены по мотиву преждевременности завершения процедуры реализации имущества гражданина.

Причиной указанных единичных случаев отмены судебных актов, в части обоснованности завершения процедуры реализации имущества гражданина, явилось недостаточное исследование материалов дела, неполнота проверки судом представленных финансовым управляющим сведений в их совокупности с материалами дела.

 

1.1 Возражения участвующих в деле о банкротстве лиц относительно завершения процедуры реализации имущества подлежат оценке и отражению в судебном акте. Представленные доказательства подлежат оценке как по существу содержащихся в них сведений, так и по критерию относимости их к настоящему спору (относимость доказательств, ч. 1 ст. 67 АПК РФ).

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2020 определение Арбитражного суда Волгоградской области от 27.08.2020 по делу № А12-33858/2019 о завершении процедуры реализации имущества должника и освобождения гражданина от исполнения обязательств отменено с направлением вопроса на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Апелляционный суд указал, что при рассмотрении судом первой инстанции ходатайства финансового управляющего о завершении процедуры реализации имущества должника, от КБ «Альта-Банк» в лице ГК «АСВ» поступили возражения на ходатайство финансового управляющего.

Однако, суд первой инстанции какой-либо оценки ни возражениям Банка, ни позиции финансового управляющего по ним не дал, выводов относительно обоснованности отказа финансового управляющего от оспаривания сделок Должника на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве не сделал.

Так, возражая против завершения процедуры банкротства должника, Банк привел доводы о совершении должником подозрительных сделок, о немотивированном не трудоустройстве должника с 2016 года и не раскрытии им сведений об источниках дохода на обеспечение текущих нужд.

Судом первой инстанции данные обстоятельства не исследованы, оценка им не дана, дополнительные сведения и доказательства в подтверждение пояснений от должника не запрошены.

Апелляционный суд также отметил, что в материалах дела содержится опись имущества, которая, с одной стороны, содержит указание на ее относимость к выявлению имущества должника, но, с другой стороны, подписана не финансовым управляющим должника, а иным финансовым управляющим с проставлением его печати.

Данное обстоятельство может быть обусловлено или технической ошибкой при составлении акта или фактическим неисполнением финансовым управляющим обязанности по проведению осмотра и составлению описи имущества должника с целью выявления имущества, подлежащего реализации.

Однако данный вопрос судом первой инстанции не исследован.

 

1.2 Совершенные должником сделки подлежат предметному анализу финансовым управляющим с отражением результатов в обосновывающих ходатайство о завершении процедуры документах.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.11.2020 определение Арбитражного суда Волгоградской области от 03.09.2020 по делу №А12-26658/2019 о завершении процедуры реализации имущества отменено, в удовлетворении ходатайства финансового управляющего о завершении процедуры реализации имущества должника отказано.

Апелляционный суд указал, что завершая процедуру реализации имущества и освобождая должника от дальнейшего исполнения обязательств, суд первой инстанции на основании отчета финансового управляющего счел, что финансовым управляющим выполнены все возможные мероприятия процедуры, перспектив пополнения конкурсной массы не имеется. При этом, повторяя сведения отчета управляющего, суд первой инстанции указал, что согласно учетным данным регистрирующих органов за должником имущество, подлежащее реализации в рамках дела о банкротстве, не зарегистрировано. Должник состоит в браке с 2003 года, совместно нажитое имущество, подлежащее реализации, отсутствует.

Вместе с тем, в материалах дела содержатся представленные по запросу суда сведения о снятии должником с учета в связи с продажей другому лицу четырех транспортных средств. В материалах дела имеется договор от 15.02.2017 дарения земельного участка в пользу лица, чьи фамилия и отчество совпадают с фамилией (девичьей) и отчеством супруги должника.

При этом в представленных финансовым управляющим в материалы дела анализе финансового состояния должника, заключении о наличии признаков фиктивного или преднамеренного банкротства, отчете о своей деятельности отсутствуют сведения о проведении анализа указанных сделок на предмет наличия как специальных, так и общих оснований для их судебного оспаривания.

 

Оставление судом без внимания обстоятельства не проведения финансовым управляющим анализа сделок должника является распространенным основанием для отмены судебных актов о завершении процедуры реализации имущества, что подтверждается правоприменительной практикой: постановлениями Арбитражного суда Уральского округа от 14.11.2019 по делу N А60-16640/2016, Пятого арбитражного апелляционного суда от 09.10.2020 по делу N А51-22078/2016, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 05.03.2020 по делу N А03-3543/2018, Восьмого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2020 по делу N А70-15115/2019, Первого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2020 по делу N А39-6598/2017.

 

1.3. Сведения о семейном положении должника - физического лица, а также об имущественном положении супруга должника имеют существенное значение при формировании конкурсной массы, в связи с чем, запросы в регистрирующие органы об имущественном положении должны содержать исчерпывающие актуальные и ранее имевшиеся идентификационные данные супруга должника, с целью получения наиболее полной и достоверной информации.

В рамках вышеуказанного дела № А12-26658/2019 апелляционный суд отметил, что в материалах дела содержаться отдельные ответы регистрирующих органов в отношении сведений о супруге должника. Вместе с тем, ответы содержат указание на девичью фамилию супруги должника, что может свидетельствовать о направлении финансовым управляющим запросов с указанием девичьей фамилии супруги должника, в то время как брак был заключен еще в 2003 году.

 

Выводы о необходимости принятия финансовым управляющим мер к проверке имущественного положения должника и его супруги поддержаны и в Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 20.06.2019 N Ф06-47613/2019 по делу N А65-28475/2015.

 

В отношении  обстоятельств, юридически значимых для разрешения вопроса о завершении процедуры реализации имущества, следует также обратить внимание на правовые позиции, согласно которым до обращения с соответствующим ходатайством финансовый управляющий обязан:

 - принять исчерпывающие меры по получению сведений о счетах должника в кредитных организациях, движению средств по ним (Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2020 по делу N А49-12170/2019, Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 18.12.2019 делу N А65-31353/2016);

- принять меры к выявлению источников получения должником средств к существованию в целях недопущения сокрытия доходов (Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2020 N 08АП-6923/2020 по делу N А70-15115/2019);

- проверить наличие исполнительных производств, по которым должник является взыскателем, с целью выявления дебиторской задолженности (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26.10.2020 по делу N А47-9991/2017).

 

В качестве иных обстоятельств, препятствующих завершению процедуры реализации имущества должника, правоприменительной практикой признаются следующие:

- наличие нерассмотренных требований кредиторов, заявленных в установленный срок (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 11.02.2021 по делу N А65-33429/2019, Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.01.2020 по делу N А06-4311/2019, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 08.06.2020 по делу N А11-11028/2019);

- не истечение срока закрытия реестра требований кредиторов (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 31.01.2020 N 07АП-12009/2019(2) по делу N А27-20006/2018);

- не завершение действий по распределению конкурсной массы (Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 22.07.2019 N 10АП-11232/2019 по делу N А41-12010/2017).

 

 

2. Освобождение (не освобождение) от исполнения обязательств при завершении процедуры реализации имущества гражданина.

 

За 2020 год, I квартал 2021 года правило об освобождении гражданина от обязательств не применено судом, соответственно, в 31 и 6  случаях, по следующим основаниям:

- гражданин привлечен к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное или фиктивное банкротство (абз. 2 ч. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве): в 2020 году по 9 делам, в I квартале 2021 года по 1 делу;

- гражданин не предоставил необходимые сведения или предоставил заведомо недостоверные сведения финансовому управляющему или арбитражному суду (абз. 3 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве): в 2020 году по 7 делам, в I квартале 2021 года по 2 делам;

- гражданин действовал незаконно при возникновении или исполнении обязательства, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество (абз. 4 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве): в 2020 году по 15 делам; в I квартале 2021 года по 3 делам.

Из 6 отмененных (отмененных в части) в анализируемом периоде судебных актов суда первой инстанции, 4 судебных акта (№№ А12-34984/2019, А12-73210/2016, А12-23271/2019, А12-34835/2019) отменены в части освобождения гражданина от исполнения обязательств.

 

2.1. Должник не освобождается от обязательства при возникновении которого действовал незаконно, например, представил заведомо недостоверные сведения о месте работы, должности, заработной плате, отсутствии иных обязательств.

Определением суда от 17.09.2020 по делу № А12-34984/2019 процедура реализации имущества завершена, должник освобожден от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.11.2020 определение от 17.09.2020  отменено в части освобождения должника от дальнейшего исполнения обязательств перед Обществом. В данной части принят новый судебный акт. Суд не освободил должника дальнейшего исполнения обязательств перед Обществом.

Как следует из судебных актов, Обществом были заявлены возражения против освобождения должника от обязательств перед кредитором, по мотиву предоставления должником заведомо ложных сведений о своих работе и доходах, сокрытии сведений об обязательствах, как поручителя, при оформлении кредитов в ПАО «Сбербанк России», правопреемником которого по кредитным договорам и является Общество.

Судом апелляционной инстанции указано, что судом первой инстанции не было учтено следующее.

Из материалов дела усматриваются недобросовестные действия должника по представлению в ПАО «Сбербанк России» заведомо ложных сведений при подаче заявок на получение 2-х кредитов по кредитным договорам от 17.02.2014, от 15.07.2014.

Так, в качестве приложения к возражениям против освобождения должника от исполнения обязательств, Общество представило суду первой инстанции копии пакета документов, предоставленного самим должником в 2014 году в ПАО «Сбербанк России» при подаче заявок на получение кредита, в том числе:

- Копию трудовой книжки, содержащей запись под порядковым № 4 о переводе должника 01.07.2009 на должность заместителя генерального директора по коммерческим вопросам ООО. Копия трудовой заверена директором ООО 27.01.2014 ФИО 1;

- Копию справки от 09.07.2014 от ООО за подписью директора ФИО 1 о работе должника в должности заместителя директора с среднемесячным доходом в размере 63 000 руб.;

- Копию справки 2-НДФЛ за 2014 год от ООО.

Заявляя о недостоверности указанных сведений, Общество указало, в том числе, на ответ МИ ФНС № 11 по Волгоградской области от 07.05.2020 о непредставлении в отношении должника сведений о доходах за 2014 год.

Отклоняя данный довод кредитора суд первой инстанции указал, что непредставление ООО  сведений о доходах работника и не совершение действий по перечислению налога и иных выплат за него, является ответственностью работодателя, а не виной должника

Вместе с тем, судом первой инстанции оставлено без внимания следующее обстоятельство.

При подаче 24.09.2019 заявления о признании себя банкротом, должник, в качестве приложения к заявлению была представлена копия трудовой книжки, содержание которой отличается от содержания копии, предоставленной в ПАО «Сбербанк России» с заявками на получение кредитов. Так, в копии, представленной 24.09.2019 с заявлением о банкротстве в качестве записи с тем же порядковым № 4 (последняя запись в книжке) содержится запись от 15.08.2011 об увольнении должника по собственному желанию с должности менеджера по закупкам сырья и реализации продукции. Записей о работе должника в должности заместителя директора трудовая книжка не содержит.

Наличие в представленной с заявлением о банкротстве в суд трудовой книжке записи от 15.08.2011 об увольнении должника соотносится с данными ответа МИ ФНС № 11 по Волгоградской области от 07.05.2020 о непредставлении в отношении должника А.А. сведений о доходах за 2014 год.

Также, к совокупности доказательств свидетельствующих о предоставлении должником при оформлении кредита недостоверных сведений о трудоустройстве, источнике и размере дохода, могут быть отнесены следующие: - при подаче заявления о банкротстве должник в качестве источника доходов в 2014-2016 гг. указывал платежи от сдачи в аренду транспортных средств; после заявления Обществом возражений против освобождения должника от исполнения обязательств в связи с недостоверностью представленных в ПАО «Сбербанк» сведений о работе и доходе, должник представил в Арбитражный суд Волгоградской области пояснения о том, что он работал в ООО не по трудовому, а по гражданско-правовому договору от 09.12.2013 на оказание транспортных услуг.

Согласно справке для оформления кредита, справке 2-НДФЛ, выписке из ЕГРЮЛ, учредителем и руководителем ООО является ФИО 1, то есть лицо, с фамилией, совпадающей с фамилией самого должника.

Таким образом, с учетом представленных должником при подаче заявлений на выдачу кредитов справки работодателя, копии трудовой книжки, заверенной работодателем, справки 2-НДФЛ, у Банка не имелось возможности выявить недостоверность этих сведений, поскольку в качестве их проверки кредитной организацией может быть направлен запрос именно к этому работодателю – ООО, который и предоставил должнику документы для оформления кредитов.

Кроме того, как следует из заявлений-анкет на выдачу кредита, должником не было указано на наличие у него обязательств поручителя перед иной кредитной организацией по договору от 24.12.2014, на основании которого с должника, уже после одобрения Сбербанком заявок на получение кредитов, решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 10.06.2015 было взыскано более 5 млн. руб.

Непредставление данной информации, как способной привести к отказу в выдаче кредита, соотноситься с действиями должника по предоставлению недостоверных данных о собственном трудоустройстве и заработной плате.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии предусмотренного абзацем 4 пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве основания для неприменения к Должнику правила об освобождении от исполнения обязательств перед Обществом.

Данная позиция соответствует разъяснениям пункта 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан" и отражена в судебной практике, например, определении Верховного Суда РФ от 16.03.2020 N 305-ЭС20-942 по делу N А40-283397/2018, Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 17.02.2021 N Ф01-65/2021 по делу N А43-24320/2018.

Не указание должником при получении кредита сведений о наличии действующих обязательств по иным кредитным договорам, может являться основанием для не освобождения должника от исполнения обязательств, применительно к п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 08.10.2020 N Ф01-13503/2020 по делу N А43-14963/2019).

 

2.2. При оценке факта не передачи должником имущества финансовому управляющему, как основания для не применения правил об освобождении должника от обязательств, суду надлежит установить, имел ли должник фактическую возможность по передаче имущества, обстоятельства выбытия имущества из владения должника.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 26 октября 2017 года по делу № А12-73210/2016 должник признан несостоятельным (банкротом), введена процедура реализации имущества гражданина.

Определением суда от 01.09.2020 завершена процедура реализации имущества, правила об освобождении от обязательств в отношении должника не применены.

Суд первой инстанции указал, что в отношении движимого имущества, подлежащего включению в конкурсную массу, должник уклонился от передачи его в конкурсную массу. 21 декабря 2017 года в суд финансовым управляющим подано ходатайство об обязании должника передать финансовому управляющему имущество должника, принадлежащее ему на праве собственности. 29 января 2018 года Арбитражным судом Волгоградской области вынесены определения об обязании должника передать финансовому управляющему имущество должника, принадлежащее ему на праве собственности, а также о составе имущества, месте нахождения этого имущества, составе своих обязательств, кредиторах, и иных сведениях. 26 марта 2018 года финансовым управляющим в адрес Кировского районного отдела судебных приставов УФССП России по Волгоградской области направлены два исполнительных документа - исполнительных листа об обязании должника передать финансовому управляющему имущество принадлежащее должнику на праве собственности. В адрес финансового управляющего судебным приставом-исполнителем направлено постановление об окончании исполнительного производства в связи с невозможностью исполнения.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.12.2020 определение отменено в части, должник освобожден от исполнения обязательств.

Апелляционный суд указал, что информация о принадлежащих должнику транспортных средствах имелась у уполномоченного органа - заявителя по делу о банкротстве, и не скрывалась должником. На транспортные средства еще в 2015 году был наложен арест, часть движимого имущества передавалась взыскателям в рамках возбужденного исполнительного производства. Часть движимого имущества не была реализована в ходе процедуры реализации имущества гражданина, при этом в материалы дела не представлено доказательств наличия признаков преднамеренного или фиктивного банкротства, привлечения должника к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности, сокрытия или умышленного уничтожения имущества.

В ходе исполнительного производства должник давал письменные объяснения судебному приставу об отсутствии у него сведений о месте нахождения движимого имущества и невозможности представления указанных сведений. Также должник указывает, что им были даны пояснения относительно транспорта по представленному перечню. Мотолодки ФРЕГАТ. 15.Р 3355 ВМ, РОТАН 520.16.Р 3973 ВМ, 0R.19.P 3977 ВМ, БРИГ 265.20. Р 3978 ВМ, ФРЕГАТ 27 представляли собой резиновые лодки со сроком полезного использования 5 лет, были зарегистрированы значительно больше 5 лет назад и уже давно не существуют в силу естественного износа.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что неблагополучное финансовое состояние должника связано с объективными обстоятельствами и не усматривает цели должника в незаконном освобождении от долгов. В связи с чем, имеются основания для применения реабилитационной процедуры и предоставления должнику возможности восстановить платежеспособность путем освобождения от исполнения обязательств.

Схожая правовая позиция изложена в Постановлениях Арбитражного суда Поволжского округа от 03.02.2021 N Ф06-26477/2015 по делу N А65-1141/2015, Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19.05.2020 N Ф01-9998/2020 по делу N А17-1402/2016.

 

2.3. При оценке добросовестности действий должника в части предоставления сведений о кредиторах, необходимо учитывать, что в отсутствии данных сведений в представленном реестре требований кредиторов, они могут быть доведены должником до финансового управляющего или суда иным образом.

Решением суда первой инстанции от 15.10.2019 по делу № А12-34835/2019 должник признана несостоятельным (банкротом), в отношении нее введена процедура реализации имущества.  Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 25 ноября 2020 года завершена процедура реализации имущества должника, должник освобождена от дальнейшего исполнения имевшихся на дату обращения в суд с заявлением о банкротстве должника требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении процедуры реализации имущества гражданина, кроме требований Общества.

Суд первой инстанции исходил из того, что при подаче заявления о признании банкротом, должник не указала Общество в списке кредиторов и не направила ему указанное заявление. Финансовым управляющим не представлены доказательства уведомления Общества о начавшейся процедуре банкротства должника. При таких обстоятельствах, суд пришел к выводу о том, что должник не предоставила необходимые сведения (предоставила заведомо недостоверные сведения) финансовому управляющему и арбитражному суду, и это обстоятельство установлено соответствующим судебным актом, принятым при рассмотрении дела о банкротстве гражданина.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2021 по делу N А12-34835/2019 определение Арбитражного суда Волгоградской области от 25 ноября 2020 года по делу N А12-34835/2019 отменено частично, должник освобожден от дальнейшего исполнения обязательств в полном объеме.

Из материалов дела следует, что должник уведомлял финансового управляющего о том, что у него имеется задолженность перед кредитором, что подтверждается дополнением к заявлению по делу N А12-34835/2019, которое было получено финансовым управляющим 16.10.2019. Требования кредитора - Общества включены в реестр требований кредиторов должника.

Апелляционный суд пришел к выводу, что в материалах дела не имеется доказательств противоправного поведения должника, направленного на умышленное уклонение от исполнения обязательств перед кредиторами, не установлено фактов сокрытия и отчуждения имущества, сделки должника, совершенные в период подозрительности, определенный статьями 213.32, 61.2 Закона о банкротстве, не выявлены, при том, что все необходимые запросы финансовым управляющим были сделаны.

 

2.4. Отказ в освобождении от обязательств должен быть обусловлен противоправным поведением должника, направленным на умышленное уклонение от исполнения своих обязательств перед кредиторами (сокрытие своего имущества, воспрепятствование деятельности финансового управляющего и т.д.).

Отменяя определение Арбитражного суда Волгоградской области от 13.02.2020 по делу №А12-23271/2019 и отказывая должнику в освобождении от исполнения обязательств, Двенадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 20.03.2020 исходил из следующего.

В обоснование довода о недобросовестных действиях должника в материалы дела о банкротстве было представлено апелляционное определение Волгоградского областного суда от 21.11.2018 по делу №33-16854/2018.

Согласно указанному определению ФИО 1 обратилась с иском к должнику о взыскании неосновательного обогащения, поскольку 11.05.2016 ФИО 2 совершила сделку по отчуждению принадлежащей ей квартиры по ул.Арсеньева г.Волгограда. От имени ФИО 2 при совершении названной сделки действовала по доверенности должник, которая вырученные от продажи жилого помещения денежные средства в размере 1 090 000 руб. ФИО 2 (собственник квартиры) не передавала, использовала их в своих интересах, что свидетельствует о неосновательном обогащении ответчика. Полученные по сделке купли-продажи принадлежащей ФИО 2 квартиры денежные средства, были перечислены на открытый на имя должника счет в ПАО «Сбербанк России».

Между тем, ФИО 2 поручила должнику заключить от ее имени сделку по отчуждению принадлежащего ей жилого помещения, после чего открыть на ее имя счет в ПАО КБ «РусЮгБанк» куда и перечислить полученные по сделке купли-продажи квартиры денежные средства (условия доверенности). Данных о том, что вырученные от продажи квартиры денежные средства были перечислены на открытый на имя ФИО 2 счет в ПАО КБ «РусЮгБанк», материалы дела не содержат. Доказательств передачи денежных средств иными способами в материалы дела не представлено. 01.07.2017 ФИО 2 умерла. Сестрой ФИО 2 является ФИО 1, которой 21.02.2018 выдано свидетельство о праве на наследство по закону на имущество, оставшееся после смерти ФИО 2.

Вырученные от продажи квартиры денежные средства входят в состав наследственного имущества.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу о том, что задолженность должника перед ФИО 1 обусловлена исключительно недобросовестным поведением должника, в виде сокрытия не принадлежащих ей денежных средств.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 23.06.2020 постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2020 отменено, определение Арбитражного суда Волгоградской области от 13.02.2020 оставлено в силе.

Кассационный суд руководствовался следующим.

При разрешении спора судами учтено, что апелляционным определением Волгоградского областного суда от 21.11.2018 с должника в пользу ФИО 1 было взыскано неосновательное обогащение.

Между тем из вышеназванных судебных актов не следует, что суды общей юрисдикции установили наличие в действиях должника какие-либо признаки недобросовестности, мошенничества или предоставления кредитору заведомо ложных сведений.

В ходе рассмотрения настоящего дела о банкротстве должника судом первой инстанции установлено, что отсутствуют обстоятельства привлечения должника к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия в данном деле о банкротстве гражданина, включая преднамеренное или фиктивное банкротство, а также установленные соответствующим судебным актом, принятым при рассмотрении дела о банкротстве гражданина, обстоятельства непредставления необходимых сведений или представления заведомо недостоверных сведений финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве гражданина, в связи с чем, в данном случае не имеется оснований для не освобождения должника от исполнения обязательств, в соответствии с пунктом 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве.

Делая вывод о наличии оснований для не освобождения гражданина от исполнения обязательств, суд апелляционной инстанции исходил из недобросовестности действий должника при возникновении и исполнении обязательства, на котором основано требование кредитора, подтвержденное судебным актом.

Между тем, данный вывод сделан судом без учета того, что на основании решения суда общей юрисдикции было возбуждено исполнительное производство и данное решение частично исполнено должником, при этом погашение задолженности в ходе исполнительного производства и в рамках дела о банкротстве производилось за счет пенсии должника, в то время как доказательств сокрытия должником имущества или какой-либо информации от финансового управляющего в материалах дела о банкротстве не имеется. Сведения о том, что в рамках дела о банкротстве были оспорены какие-либо совершенные должником подозрительные сделки, отсутствуют, признаки преднамеренного и фиктивного банкротства не установлены, а тот факт, что должник добровольно не вернул всю сумму долга, сам по себе не может свидетельствовать о злоупотреблении правом и незаконных действиях должника при исполнении обязательства, на котором кредитор основывал свое требование.

Определением Верховного Суда РФ от 28.09.2020 N 306-ЭС20-12856 в передаче дела N А12-23271/2019 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства постановления  Арбитражного суда Поволжского округа отказано.

Правовая позиция о необходимости установления умышленных противоправных действий должника, с целью вывода о не освобождении от исполнения обязательств, также отражена в Определениях Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 15.06.2017 по делу N 304-ЭС17-76, от 25.01.2018 № 310-ЭС17-14013, от 28.04.2018 № 305-ЭС17-13146(2), от 28.04.2018 № 302-ЭС17-19710, Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 26.01.2021 N Ф05-22080/2020 по делу N А40-331261/2019, Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 18.03.2021 N Ф06-825/2021 по делу N А65-7978/2017.

При этом следует учитывать, что в отличие от недобросовестности неразумность поведения гражданина-должника сама по себе препятствием для освобождения его от дальнейшего исполнения обязательств не является, что следует из Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 03.06.2019 N 305-ЭС18-26429 по делу N А41-20557/2016.

 

2.5. В силу статей 382, 384 ГК РФ процессуальное правопреемство на стороне кредитора не влияет на правовую природу обязательств должника (не изменяет ее) для целей применения правил о не освобождении должника от обязательств (п. 5, п. 6 ст. 213.28 Закона о банкротстве).

Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 17.03.2020 по делу № А12-4812/2016, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 02.07.2020, постановлением кассационного суда от 20.10.2020, процедура реализации имущества должника завершена. Должник освобождена от дальнейшего исполнения обязательств, за исключением требований ФИО 1 в сумме 20 905 374,84 руб.

Не освобождая должника от обязательств в данной части суды указали, что требование относится к требованиям, возникшим и обязательств по возмещению гражданином убытков, причиненных им юридическому лицу, участником которого был или членом коллегиальных органов которого являлся гражданин, прямое указание на не освобождение должника от исполнения которых содержится в п. 5, п. 6 ст. 213.28 Закона о банкротстве.

Суды отклонили довод должника о том, что должником убытки ФИО 1 не были причинены, обязательства перед последним возникли на основании заключенного с Обществом договора уступки права требования, указав, что процессуальное правопреемство не влияет на правовую природу обязательств должника (не изменяет ее). Уступка права требования возмещения убытков Обществом третьему лицу (ФИО 1) не повлияла на правовую природу этого требования, как требования о возмещении убытков (п. 6 ст. 213.28 Закона о банкротстве).

Определением Верховного Суда РФ от 26.01.2021 N 306-ЭС20-23664 отказано в передаче дела N А12-4812/2016 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

 

Правила пункта 5 статьи 213.28 Закона о банкротстве также применяются к требованиям о возмещении вреда имуществу, причиненного гражданином умышленно или по грубой неосторожности (абзац 5 пункта 6 статьи 213.28 Закона о банкротстве).

Так, отклоняя возражения кредитора и освобождая должника от исполнения обязательств, суды указали, что требование, возникшее в результате установленной вступившим в силу решением суда обязанности возмещения вреда имуществу потерпевшего, причиненного в результате ДТП, не относится к обязательствам, предусмотренным пунктами 4 и 5 статьи 213.28 Закона о банкротстве.

Арбитражного суда Поволжского округа в постановлении от 20.12.2019 по делу N А65-34112/2018 с выводами судов не согласился, указав следующее.

В силу пунктов 5 и 6 статьи 213.28 Закона о банкротстве, а также практики их применения, выраженной Верховным Судом Российской Федерации в пункте 44 постановления Пленума N 45, требования к должнику, основанные на денежном обязательстве, вытекающем из возмещения вреда имуществу, причиненного гражданином умышленно или по грубой неосторожности, сохраняются и после завершения процедуры реализации имущества гражданина.

К числу признаков недобросовестного поведения гражданина, исключающих возможность использования особого порядка освобождения от погашения задолженности через процедуры банкротства, абзац четвертый пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве относит незаконные действия должника при возникновении или исполнении обязательства, на котором кредитор основывал свое требование в деле о банкротстве гражданина.

Задолженность должника перед кредитором по возмещению материального ущерба возникла в результате дорожно-транспортного происшествия, совершенного должником в состоянии алкогольного опьянения и подтверждена вступившим в законную силу судебным актом суда общей юрисдикции. Также должник  привлечен к административной ответственности по статье 12.8 части 1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и подвергнут наказанию в виде штрафа в размере 30 000 руб., а также лишен права управления транспортным средством на 1,5 года.

Должник управлял транспортным средством кредитора и на дату свершения аварии состоял в трудовых отношениях с кредитором.

Соответственно, факты недобросовестного поведения должника установлены вступившими в законную силу судебными актами.

Должник не подлежит освобождению от дальнейшего исполнения требований кредитора по возмещению вреда, причиненного имуществу кредитора при наличии в его действиях, квалифицированных по нормам главы 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, признаков умысла или грубой неосторожности.

Определением Верховного Суда РФ от 24.04.2020 N 306-ЭС20-4505 в передаче дела N А65-34112/2018 в Судебную коллегию по экономическим спорам отказано.

 

2.6. Неисполнение должником законной обязанности по уведомлению государственного органа об обстоятельствах имеющих значение для назначения (расчета) выплат, расценивается как незаконное поведение должника при возникновении обязательства, на котором основано требование в деле о банкротстве гражданина (пункт 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве).

Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 20.01.2020 по делу № А12-40966/2018, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной от 05.03.2020 и кассационной инстанции от 13.05.2020, процедура реализации имущества должника завершена, должник освобождена от дальнейшего исполнения обязательств, за исключением требований ФНС России в сумме 558 752,30 руб.

Суды исходили из следующего.

Должник 22.07.2003 обратилась в УПФР в г. Волжском Волгоградской области с заявлением о назначении трудовой пенсии по старости, в котором указала, что документы утеряны, за пенсией по инвалидности или старости она не обращалась, что за изложенную информацию несет материальную ответственность и в случае образования переплаты пенсии по ее вине она обязуется вернуть излишне полученную сумму.

В этой связи с 22.03.2003 УПФР в г. Волжском Волгоградской области должнику была назначена пенсия по старости.

Между тем 29.09.2017 в УПФР в г. Волжском Волгоградской области поступили сведения, предоставленные УПФР г. Анапа, о получении должником пенсии по старости с 22.11.2001 пожизненно. По указанным обстоятельствам выплата пенсии должнику  УПФР в г. Волжском Волгоградской области была прекращена только с октября 2017 года.

Вступившим в законную силу решением Волжского городского суда Волгоградской области от 31.01.2018 по делу N 2-498/2018 с должника в пользу УПФР в г. Волжском Волгоградской области были взысканы убытки в сумме 700 905,07 руб. - в размере излишне полученной пенсии.

В соответствии с пунктом 5 статьи 26 Федерального закона от 28.12.2013 N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" пенсионер обязан безотлагательно извещать орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, о наступлении обстоятельств, влекущих за собой изменение размера трудовой пенсии или прекращение ее выплаты.

Переплата пенсии образовалась в результате того, что должник не уведомила УПФР в г. Волжском Волгоградской области о получении ею пенсии в другом территориальном органе ПФР.

Определением Верховного Суда РФ от 17.08.2020 N 306-ЭС20-10535 отказано в передаче дела N А12-40966/2018 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

 

2.7. Недобросовестное процессуальное поведение должника в ходе судебного разбирательства о взыскании с него задолженности вне рамок дела о банкротстве относится к обстоятельствам, предусмотренным нормой абзаца 3 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве (недобросовестное поведение при возникновении и исполнении обязательств).

Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 10.07.2020 по делу № А12-26655/2019 процедура реализации имущества должника завершена, должник освобождена от дальнейшего исполнения обязательств, кроме требований ФИО 1 в размере 5 764 486,71 руб.

Постановлениями Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.09.2020 и Арбитражного суда Поволжского округа от 24.11.2020 определение оставлено без изменения. Определением от 16.03.2021 N 306-ЭС21-1954 отказано в передаче дела N А12-26655/2019 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

Не применяя правило об освобождении должника от исполнения вышеуказанного обязательства, суды исходили из того, что при исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор основывал свое требование в деле о банкротстве, должник действовал незаконно (представил в суд общей юрисдикции, рассмотревший иск об истребовании долга, сфальсифицированное доказательство возврата заемных средств).

Так, в связи с неисполнением обязательств должником, кредитор обратилась в Ворошиловский районный суд г. Волгограда с исковым заявлением о взыскании с задолженности.

Решением Ворошиловского районного суда г. Волгограда от 04.07.2014 по делу N 2-629/2014 исковые требования удовлетворены частично.

Отказывая в удовлетворении требования о взыскании 3 500 000 руб. по договору от 01.07.2012, суд сослался на возврат должником кредитору денежных средств в указанной сумме. Суд принял в качестве допустимого доказательства расписку от 30.12.2013 и при принятии решения исходил из данных, отраженных в заключении судебной почерковедческой и технико-криминалистической экспертизы документов от 23.04.2014.

Апелляционным определением Волгоградского областного суда от 17.09.2014 по делу N 33-8251/2014 решение от 04.07.2014 по делу N 2-629/2014 отменено в части с принятием нового решения о взыскании с должника в пользу кредитора задолженности по основному долгу по договору от 01.07.2012 в размере 3 500 000 руб.

Как следует из указанного судебного акта, ввиду неполноты проведенного в суде первой инстанции исследования апелляционный суд назначил повторную экспертизу.

Оценив заключение эксперта с иными представленными доказательствами, Волгоградский областной суд пришел к выводу о том, что представленная должником расписка от 30.12.2013 сфальсифицирована и является недопустимым доказательством исполнения обязательств.

 

Следует учитывать, что недобросовестность процессуального поведения должника в ходе судебного разбирательства о взыскании задолженности вне дела о банкротстве может иметь место не только в указанной форме фальсификации доказательств, но и, например, в умолчании об обстоятельстве возбуждения в отношении него дела о банкротстве с целью пропуска кредитором срока подачи заявления о включении требования в реестр (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 28.04.2018 N 305-ЭС17-13146(2) по делу N А40-41410/16).

 

2.8. Установление судом в рамках обособленных споров о признании сделки недействительной  недобросовестных действий должника по выводу имущества, является основанием для неприменения правила об освобождении от исполнения обязательства по основанию абз. 4 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве.

Определением от 23.09.2020 по делу № А12-65444/2016, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, Арбитражный суд Волгоградской области завершил процедуру реализации имущества гражданина, указав на неприменение к должнику правила об освобождении от обязательств.

Суды исходили из того, что в рамках обособленных споров о признании сделок должника недействительными суды пришли к выводу об их совершении с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов должника, вывода активов во избежание обращения взыскания на имущество по требованиям кредиторов, о недобросовестном поведении должника, установив обстоятельства, свидетельствующие о безвозмездном отчуждении должником имущества в пользу третьих лиц (в том числе, заинтересованного по отношению к должнику лица) при наличии неисполненных обязательств перед кредиторами.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 26.03.2021 N Ф06-43112/2019 по делу N А12-65444/2016 судебные акты оставлены без изменения.

Вышеуказанная правовая позиция корреспондирует пунктам 45, 46 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 N 45, пункту 28 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2011 N 51 "О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей", а также следует из Определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 03.09.2020 N 310-ЭС20-6956 по делу N А23-734/2018.

 

2.9. При рассмотрении вопроса об освобождении должника от дальнейшего исполнения обязательств по оплате обязательных платежей суду надлежит оценивать, не связано ли возникновение этой задолженности с совершением налогового правонарушения, умышленным уклонением от исполнения своих обязательств перед уполномоченным органом.

Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 28.08.2020 по делу
№ А12-42183/2018, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 26.10.2020, процедура реализации имущества в отношении должника завершена без применения правила об освобождении от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

Отказывая в освобождении должника от исполнения фискальных обязательств, суды руководствовались следующим.

Включенные в реестр требований кредиторов должника требования ФНС России (вторая очередь) основаны на результатах камеральных налоговых проверок, проведенных в отношении должника налоговым органом.

По результатам проверок составлены акты от 29.10.2014 NN 31734, 31735 и вынесены решения от 13.07.2015 NN 33510, 33513 о привлечении должника к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного статьей 122 НК РФ, за неуплату НДФЛ за 2012 и 2013 годы в виде штрафа, которыми ему дополнительно начислена сумма неуплаченного налога (НДФЛ) за 2012 год.

При этом, судами установлено, что в период проведения вышеуказанных мероприятий налогового контроля должник 03.07.2014 снялся с регистрационного учета в г. Северодвинске Архангельской области, убыл в Волгоград, где до настоящего времени имеет только временную регистрацию по месту пребывания.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, учитывая, что задолженность перед ФНС России образовалась в результате совершения должником налогового правонарушения, обстоятельства его совершения (обусловлено действиями должника по занижению налоговой базы по НДФЛ), суды пришли к выводу о недобросовестном поведении должника, направленном на умышленное уклонение от исполнения публичных обязательств перед бюджетом по уплате налогов.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 21.01.2021 N Ф06-69766/2020 по делу N А12-42183/2018 судебные акты оставлены без изменения.

Аналогичная позиция изложена в Постановлениях Арбитражного суда Поволжского округа от 28.05.2020 N Ф06-60073/2020, от 17.02.2021 N Ф06-60073/2020 по делу N А65-6169/2019, от 02.09.2020 N Ф06-64153/2020 по делу N А72-13284/2019.

 

2.10. При разрешении вопроса о достоверности сведений об общей сумме дохода, заявленной должником при подаче заявки на получение кредита, суд принимает во внимание как наличие или отсутствие справок о доходах и их данные, так и иные установленные по делу обстоятельства, в том числе обстоятельства исполнения должником кредитных обязательств в период после заключения договора.

 Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 10.12.2019 по делу № А12-22444/2019, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, процедура реализации имущества должника завершена, должник освобождена от дальнейшего исполнения обязательств.

Суды отклонили довод кредитора – банка о том, что при подаче 22.08.2018 заявления на выдачу кредита должником были представлены недостоверные сведения и недостоверная справка о доходе по основному месту работы, поскольку в анкете указан среднемесячный заработок в размере 22 989,61 руб., а фактически он составлял 9006 руб., что следует из справки 2-НДФЛ, представленной в суд.

Отклоняя данный довод, суды исходили из следующего.

Банк, оценивая неплатежеспособность должника, при рассмотрении заявления-анкеты от 22.08.2018 сопоставил заявленные ею ежемесячные доходы - 39 689 руб. и расходы - 33 680 руб. и пришел к выводу о возможности исполнения должником кредитных обязательств перед Банком по оплате ежемесячных предполагаемых платежей в случае выдачи кредита.

В случае, если бы ежемесячные доходы должника действительно составляли на 13 983 руб. меньше ею заявленных, то она, очевидно, не могла бы изначально вносить Банку ежемесячные платежи. Однако, как следует из справки Банка должник надлежащим образом исполняла свои обязанности по кредитному договору в периоды с сентября 2018 года по апрель 2019 года включительно, внося ежемесячно денежные средства в размере около 5000 руб., что подтверждает достоверность общей суммы ежемесячного дохода, заявленной должником в момент оформления заявки на получение кредита.

В связи с чем, суды пришли к выводу об отсутствии оснований считать, что должник вступил в кредитные отношения, предоставив недостоверные сведения и заведомо не имея цели погасить кредит, то есть действовал со злоупотреблением правом.

Постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 27.05.2020 судебные акты оставлены без изменения.

 

Аналогично в деле N А12-41577/2016 Арбитражный суд Волгоградской области определением от 08.09.2020 завершил процедуру реализации имущества гражданина, освободив его от дальнейшего исполнения обязательств.

Двенадцатый арбитражный апелляционный суд постановлением от 29.10.2020 позицию суда первой инстанции поддержал и отклонил доводы кредитора о том, что должник при заполнении анкеты для получения кредита в Банке указал недостоверные сведения о своих доходах.

Заключение о предоставлении должником при получении кредита недостоверных сведений было сделано кредитором в связи с фактом не сдачи сведений о своих доходах должником в ФНС России в 2012 году.

Однако, как отметил суд апелляционной инстанции, не подача соответствующих документов о своих доходах в ФНС России должником в 2012 году, не может безусловно свидетельствовать о том, что у него не было совокупных доходов в 2012 году и ежемесячных доходов в размере 70 000 руб. по состоянию на 04.06.2013 в частности.

 

2.11. Реализация должником залогового имущества без согласия залогодержателя не является безусловным основанием для вывода о не освобождении должника от исполнения обязательств.

Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 09.07.2020 по делу № А12-28117/2019 завершена процедура реализации имущества, должник освобожден от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.08.2020 по делу N А12-28117/2019 определение оставлено без изменения.

Судами отклонен довод кредитора о недобросовестном поведении должника.

Указывая на недобросовестность должника, кредитор ссылался на реализацию должником, без согласия залогодержателя, залогового автомобиля по договору купли-продажи.

Вместе с тем, судом было установлено, что: продажа автомобиля являлась вынужденной мерой в связи с нетрудоспособностью должника (в период с декабря 2017 года по январь 2018 года находился на стационарном лечении из-за инфаркта; в период с июля по август 2018 года находился на стационарном лечении из-за повторного инфаркта); денежные средства, полученные за отчужденный автомобиль, были направлены на погашение имеющейся задолженности по кредитам перед банками, на оплату коммунальных услуг, а также на лечение.

Апелляционным судом отмечено, что в деле не имеется сведений о том, что должник действовал незаконно, привлечен к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве; злостно уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, намеренно сокрыл (передал не в полном объеме) сведения финансовому управляющему или суду, представил недостоверные сведения, скрыл или умышленно уничтожил имущество. Напротив, в ходе процедуры банкротства должник добросовестно сотрудничал с управляющим, раскрыл управляющему и суду все необходимые сведения, в том числе и о договоре купли-продажи транспортного средства (залогового имущества) от 13.08.2019. Кроме того, судом установлено, что кредитная задолженность должника частично погашалась.

Принимая во внимание совокупность названных обстоятельств, суды пришли к выводу, что в настоящем случае лишь отчуждение должником заложенного имущества по сделке, не признанной судом недействительной, не может быть квалифицировано в качестве противоправного поведения должника, направленного на умышленное уклонение от исполнения своих обязательств перед кредиторами.

 

2.12. Недобросовестное поведение должника в процедуре банкротства может выражаться в предоставлении неполных сведений, необходимых для выполнения мероприятий процедуры.

Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 30.12.2020 по делу № А12-30464/2019 завершена процедура реализации имущества, не применены правила об освобождении от обязательств.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.04.2021 определение оставлено без изменения.

Отказывая в применении правил об освобождении обязательств, суды исходили из следующего.

Должник при обращении в арбитражный суд с заявлением в описи имущества, прилагаемой к заявлению, не отразил в полном объеме сведения об открытых счетах, указав только один счет.

В то же время, установлено, что у должника имелись иные расчетные счета.

В ходе судебного разбирательства по требованию суда должник представил выписки по счетам, в которых отражены операции по зачислению денежных средств, превышающих размер полученных должником доходов по основному месту работы.

Пояснения должника о том, что данные денежные средства перечислялись ему работодателем для оплаты топлива и ГСМ, документально подтверждены не были и не соотносились с периодами  трудоустройства должника.

Также должник не смог документально подтвердить пояснения о целевом использовании полученных кредитных средств на приобретение им грузового автомобиля, а также о выбытия данного имущества вследствие пожара.

Указанные выше факты и обстоятельства расценены судом как недобросовестное поведение в ущерб интересам кредиторов. Должник не представил доказательства того, что данные действия явились следствием его добросовестного заблуждения.

 

С учетом анализа судебной практики в качестве недобросовестного взаимодействия должника с судом и финансовым управляющим могут также расцениваться:

- отказ от сотрудничества с судом в виде неявки в судебные заседания (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 09.10.2019 N Ф10-4500/2019 по делу N А64-1146/2018, Определение Верховного Суда РФ от 31.01.2020 N 310-ЭС19-26772 по указанному делу);

- отказ должника обеспечить доступ финансового управляющего в жилое помещение для установления состава имеющегося у должника имущества в отсутствие к тому обоснованных причин (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.11.2018 N Ф09-7325/18 по делу N А07-29174/2016, Определение Верховного Суда РФ от 29.03.2019 N 309-ЭС19-1962 по указанному делу);

- непредставление должником достаточных пояснений относительно наличия (либо отсутствия) активов, средств к существованию себя и членов своей семьи, в том числе на покрытие расходов по содержанию жилого помещения, справки с биржи труда о невозможности трудоустройства в силу объективных причин (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 24.12.2019 N Ф09-8838/19 по делу N А47-6947/2018, Определение Верховного Суда РФ от 24.04.2020 N 309-ЭС20-4402(1,2) по указанному делу).

 

2.13. Структура и размер расходов должника в период как до, так и после введения процедуры банкротства могут являться основанием для оценки действий должника как недобросовестных и повлечь отказ в освобождении от дальнейшего исполнения обязательств

Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 14.07.2020 по делу N А12-58495/2016 процедура реализации имущества в отношении должника завершена, без применения правила об освобождении должника от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2020 определение оставлено без изменения.

Отказывая в освобождении должника от обязательств, суды отметили, что ситуация когда должник до момента возбуждения в отношении него процедуры банкротства, имея существенные средства и одновременно значительные просроченные обязательства перед кредиторами, не принимал мер к исполнению последних, хотя бы частичному, а тратил средства исключительно на собственные нужды, не может свидетельствовать о добросовестности.

Также суды учли, что уже в период процедуры банкротства, несмотря на формально заявленное отсутствие источников дохода, должник выезжал за пределы Российской Федерации, посетив Великобританию (трижды), Черногорию, Венгрию. При этом, Должником не были раскрыты источники финансирования существенных расходов на поездки и цели таких поездок в условиях проводимой в отношении него процедуры банкротства и наличия значительной кредиторской задолженности (25 803 698,98 руб.), включенной в реестр требований кредиторов.

Указанная позиция корреспондирует правоприменительной позиции, высказанной в дальнейшем в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 19.04.2021 № 306-ЭС20-20820.

 

 

Председатель VIII судебного состава

Арбитражного суда Волгоградской области                                                         А.Н. Мигаль